Госбюджет почти не получает отчислений от китайского бизнеса в РФ

12.04.2017

К инвестициям из Поднебесной необходимо подходить с особой осторожностью

В конце 2015 года официальная пресса КНР предупреждала, что РФ погружается в затяжной системный кризис. Но позже в Пекине изменили позицию: теперь там считают, что с Россией все же можно сотрудничать. Для обсуждения новых инвестконтрактов в Москву прибыл вице-премьер Госсовета КНР Чжан Гаоли. На столе российско-китайских переговоров – более 60 проектов на общую сумму более 90 млрд долл.

С 11 по 13 апреля в Москве проходит четвертое заседание Китайско-российской комиссии по инвестиционному сотрудничеству, в котором участвуют первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, вице-премьер Аркадий Дворкович и вице-премьер Госсовета КНР Чжан Гаоли. Эксперты ожидают от этого мероприятия новых импульсов в развитии российско-китайских отношений. Например, летом прошлого года комиссия одобрила 66 проектов на 90 млрд долл. Стороны работают над сопряжением развития Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) и Евразийского экономического союза, а еще Россия очень хочет поставлять мясо на безграничный рынок Китая.

Агентство «Синьхуа» сообщило накануне заседания, что после значительного сокращения товарооборота между Китаем и Россией в 2015 году, составившего почти 30%, двусторонняя торговля с 2016 года демонстрирует тенденцию к стабилизации и улучшению. В прошлом году объем китайско-российской торговли вырос на 2,2% по сравнению с предыдущим годом и достиг 69,5 млрд долл. Среди первых 10 крупнейших торговых партнеров Китая Россия первой добилась положительного роста торгового оборота с КНР, Китай продолжает сохранять статус крупнейшего торгового партнера России.

По данным Главного таможенного управления Китая, в январе-феврале 2017 года торговый оборот между Китаем и Россией увеличился на 28,8%, в годовом выражении – до 11,58 млрд долл. В частности, объем китайского экспорта в РФ вырос на 14,9% – до 5,43 млрд долл., импорт российских товаров в КНР вырос на 44,3% – до 6,15 млрд долл.

По данным Федеральной таможенной службы РФ Китай был основным торговым партнером России в январе–декабре 2016 года среди стран дальнего зарубежья: товарооборот с ним составил 66,1 млрд долл. (рост на 4% по сравнению с 2015 годом, что весьма существенно после падения почти на треть за предыдущий год). Идущая следом Германия демонстрирует только 40,7 млрд долл. (падение на 11,1% в 2016 году), а США – 20,3 млрд долл. (падение за год на 3%). По темпам роста однозначным лидером стала Франция – рост на 114,1%, хотя в деньгах это всего 13,3 млрд долл.

Аналитики Российского экспортного центра предоставили «НГ» стоимостные показатели торговли между Россией и Китаем, которые сейчас показывают устойчивую положительную динамику. Товарооборот стал увеличиваться с лета 2016 года, сначала за счет импорта, но с конца года стал расти и экспорт. Хотя в экспорте топливо занимает 63,7%, а лесопромышленный комплекс 12,1%, все-таки машины и оборудование – 9%, а продовольствие – 5,5%. При этом несырьевой неэнергетический экспорт в Китай в целом показывал положительную динамику на протяжении всего 2016 года и увеличился за этот период на 5,4% (424 млн долл.).

Научный сотрудник Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Академии общественных наук Китая Ли Цзяньминь считает, что восстановление роста товарооборота между Китаем и Россией обусловлено улучшением экономической ситуации в России, ростом мировых цен на сырьевые товары и достижением Россией позитивных результатов в осуществлении политики импортозамещения.

В рамках российско-китайского сотрудничества уже сейчас реализуется 17 инвестиционных проектов в различных отраслях. «И нам нужен, я думаю, следующий этап развития, когда речь шла бы о построении совместных цепочек добавленной стоимости, – сказал «НГ» замминистра экономического развития РФ Станислав Воскресенский. – Есть несколько сфер, где очевидно, что можно вырастить компании-лидеров не только российского и китайского уровня, но и лидеров в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) или даже в мире». Среди таких сфер он назвал сельское хозяйство, транспорт, цепочки в промышленности, а также электронную торговлю. «Все это так или иначе является элементами того, что мы обсуждали начиная с мая 2015 года – так называемый проект сопряжения Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. Мы так и представляли, что это будет серия совместных успешных евразийских проектов, но нам нужны, подчеркиваю, такие совместные цепочки добавленной стоимости», – добавил Воскресенский.

«Сопряжение» идет достаточно интенсивно и успешно, что объясняется высокой заинтересованностью в результате обеих сторон, – сказал «НГ» управляющий партнер Kirikov Group Даниил Кириков. – В ближайшее время товарооборот будет только увеличиваться. Российско-китайская торговля выйдет на новый уровень с открытием Китая своего рынка для поставок мяса из России.

«Сопряжение» осуществляется довольно последовательно, но с приоритетом на двустороннее сотрудничество Китая с Казахстаном и Киргизией. Позднее к этому проекту более активно подключится и Россия, – поясняет «НГ» профессор Российского экономического университета им. Плеханова Сергей Орлов. – Речь идет о вовлечении в орбиту Шелкового пути федеральных автотрасс М5 и М7, с последующим выходом в Центральную Россию и далее – в Европу. Южная ветвь пути пройдет южнее – через Киргизию, Узбекистан и Иран».

«Что касается совместного товарооборота, то, на мой взгляд, до полного восстановления еще далеко, – считает Орлов, – хотя подвижки, связанные с взаимодействием в нефтегазовом секторе, агропромышленном производстве, лесном хозяйстве, налицо. Из 179,5 млрд руб. иностранных инвестиций, поступивших на территории опережающего развития (ТОРы) на Дальнем Востоке России, 154,5 млрд руб. – это китайские инвестиции. Ускоренная отдача может быть от вложения инвестиций в агропромышленный и лесной комплексы».

Член думского комитета по безопасности Михаил Щапов не столь оптимистичен и призывает к осторожности. «Китайцы инвестируют в основном в нужные им, а не нашей экономике отрасли. В Восточной Сибири это, например, заготовка леса, сельское хозяйство, сейчас новый тренд – туризм. При этом отдача для российской экономики от этих инвестиций минимальна, трансграничные движения денег подчас непрозрачны и осуществляются ими через их собственные банки. То есть китайские предприниматели заводят в страну средства через китайские банки, строят на них китайские гостиницы с китайским персоналом для китайских туристов, обслуживанием которых занимаются китайские же турфирмы, даже гиды там китайские. Ни НДФЛ, ни нормальных отчислений по НДС и налогу на прибыль мы не получаем. А проинвестированными объектами пользуются сами же китайцы. В итоге эффект для российской экономики минимальный. Сейчас, например, власти Иркутской области пытаются ввести отношения с китайским бизнесом в цивилизованное русло, но без общенациональной политики это сделать крайне проблематично», – считает Щапов.

Газета «Независимая газета»


Вернуться к списку новостей

Другие новости на эту тему: