Беларусь вводит государственное регулирование цен

14.09.2018

Совет министров Беларуси объявляет в стране чрезвычайное положение — государственное регулирование цен на товары и услуги. Президент Беларуси Александр Лукашенко, месяц назад разогнавший правительство, не может остановить инфляцию.


 «Механизмы поэтапного перехода к регулированию цен на товары» прописаны в новой антиинфляционной программе Беларуси, утвержденной 12 сентября совместным постановлением Совета министров и Национального банка.

Инфляция должна быть не больше 4% в год, говорится в программе. Чтобы этого добиться, государство будет регулировать цены на «товары хозяйствующих субъектов, которые занимают доминирующее положение», на импортируемые товары (на них, как говорится в сообщении правительства, установят «объективные» цены), на услуги естественных монополий, на транспорт, ЖКХ, сотовой связи, интернет, лекарства, сельхозпродукцию.

В общем — на все.

Все региональные органы власти и подчиненные государству организации должны будут ежеквартально отчитываться об уровне цен и мерах по контролю за ними.

По сути, в стране вводится чрезвычайное положение. То есть ценообразование развивается настолько непредсказуемо, что это стало угрожать правящему режиму.

6%таков официальный прогнозный показатель инфляции в Беларуси на 2018 год

2,9%уровень инфляции, зафиксированный Белстатом за январь-август 2018 года

11-12%реальный рост цен за тот же период

Проблема номер один

Еще в марте президент страны Александр Лукашенко раскритиковал свой кабмин, который в очередной раз отчитался о рекордно низкой инфляции — тогда она составляла около 4,5% в годовом выражении, прогноз белорусского Минфина на весь 2018 год — 6%.

Однако при этом все знали, что весной в Беларуси резко, на 10%, выросли регулируемые цены (например, на ЖКХ и транспорт) и еще больше — на 18-20% — не регулируемые (например, на овощи, фрукты и молочные продукты).

«Я знаю, что стоит за исторически низким уровнем инфляции, — заявил тогда проницательный президент. — Людям все равно, какая у нас в стране средняя инфляция. Они делают выводы по ценам на товары, которые покупают каждый день. А там рост как минимум на 8-10% за год. А если услуги сюда добавить, то и больше, а не 4,5% или 6%. Поэтому рост цен для населения по-прежнему является проблемой номер один. Мое требование к главе Нацбанка, как и 4 месяца назад, — сокращение инфляционных ожиданий».

Летом ситуация стабилизировалась: в мае и июле даже отмечалась дефляция. И на начало сентября общий уровень инфляции в стране составляет 2,9%, радостно отчитался Белстат.

Однако сами белорусы утверждают: товары продолжают дорожать чуть ли не ежедневно. В августе опрос Нацбанка Беларуси показал: население в ближайший год ждет инфляции в размере 11,7%.

Получается удивительный статистический фокус: официальные цифры говорят, что цены почти не растут, а народ еле сводит концы с концами.

Статистический казус

Если взять данные из Белстата, то вроде все верно — инфляция совсем небольшая. В пространных таблицах цен на основные виды продовольственных и непродовольственных товаров читаем, к примеру:

говядина бескостная в январе 2018-го стоила 11,84 белорусских рубля, а в августе — 12,52 — подорожала на 5,7%. А фарш мясной, наоборот, подешевел на 1,2%: с 7,39 рубля до 7,3 рубля. Селедка скинула в цене 6,2%, стоимость меховой мужской шапки подскочила аж на 22,4%, зато комплект женского стал стоить меньше на 2,2% — в январе было 22,23 рубля, а теперь 21,74.

Но вот вопрос: что это за шапки и трусы? Из чего они сшиты, ладно ли сидят на голове и других частях тела и есть ли вообще в продаже такая продукция? Все дело в том, какие товары выбирать для учета, говорят эксперты. Белорусские СМИ не раз писали, как ведется официальный мониторинг цен. Производители выпускают специально для мониторинга небольшую партию, скажем, курток или брюк по фиксированной цене, а в продажу поступают другие вещи — по коммерческой цене.

«Подданные перестали бояться вождя, отсюда и такое откровенное очковтирательство», — говорят в Беларуси. Недаром Лукашенко 18 августа распустил все правительство. Госкомпании, составляющие основу экономики Беларуси, — в убытках, внешний долг в 2017 году вырос на 14,1%, до $21 млрд — это 39% ВВП страны, и к концу 2018-го долг может превысить 44,5% ВВП. Если, конечно, кто-то из государств-партнеров согласится одолжить Лукашенко денег. МВФ вот, к примеру, 9 сентября отказался дать $3 млрд — знает, что отдавать долг государству нечем. Глава белорусского Минфина Максим Ермолович и не скрывает: «75 % долга мы будем рефинансировать… Мы рассчитываем, что в среднесрочной перспективе с локальных рынков (российского, китайского и иных рынков, на которых Беларусь может работать) мы сможем привлечь заимствования в сумме до $2 млрд суммарно на несколько лет».

То есть роста цен Беларуси не избежать — надо же как-то рассчитываться с кредиторами. А ресурсов у Лукашенко уже нет, поэтому он буквально скребет по сусекам: например, намерен заставить платить 100% квартплаты тех граждан, кто трудится в качестве гастарбайтеров в других странах и не платит налоги на родине — это 1,5 млн белорусов (а официально занято в экономике страны 4,3 млн). Остальное население будет платить лишь 76% стоимости услуг ЖКХ.

Так и до введения продовольственных карточек недалеко.

ИА "ПРОВЭД"

Вернуться к списку новостей