Конфискация имущества оказалась убыточной для государства

06.12.2018

22:29, 05 декабря 2018118

Конфискация имущества оказалась убыточной для государства

 

Счетная палата нашла огромную дыру, куда утекают бюджетные деньги. Оказывается, продажа конфиската приносит только убытки! Вспомним lexus Хорошавина, который выставляли на торги трижды и смогли продать только за миллион. Хотя рыночная цена в два раза выше. Странно! Кроме того, на хранение изъятого тратят, оказывается, больше, чем можно от него выручить.

На кадрах – уничтожение конфискованного имущества. В последнюю секунду мужчина останавливает бульдозер и вытаскивает из-под гусеницы… шубу. Чтобы унести ее в неизвестном направлении. Что стало с предметом одежды за несколько десятков тысяч рублей, можно только догадываться, но мы нашли множество сайтов, где продают конфискованный товар. 

При этом сразу из нескольких регионов поступают жалобы: негде хранить конфискат. Полученный на таможне или от борьбы с коррупцией товар стоит дешевле, чем его содержание. В Росимуществе приводят цифры, спорить с которыми сложно. 

Аренда одного квадратного метра складского помещения в Москве начинается от 300 рублей в день, и цена стремится к бесконечности — все зависит от месторасположения, камер наблюдения, охраны, утепленности помещения. Таким образом, уже четыре коробки с недорогими, но большими телевизорами за месяц могут съедать из бюджета до 30 тысяч рублей. А продать их можно за 60 тысяч. И ведь есть и куда более дешевые и, главное, объемные конфискованные товары. 

Но в Счетной палате заявляют, что Росимущество могло бы приносить государству немалый доход, если бы там только захотели заработать на конфискованном товаре. Классический пример. В Новосибирске целая коллекция часов стоила всего полтора миллиона рублей. Продукция фирмы Ulysse Nardin ушла с молотка за 216 тысяч, тогда как цены на официальном сайте варьируются от семисот тысяч до десяти миллионов.

Хронометр Panerai Luminor за  почти в полмиллиона оценили в 181 тысячу, Longines вместо 80 тысяч стоил пять. 

"Причем покупателем выступал близкий родственник того самого, кто и должен был принимать это решение. Таких примеров огромное количество. Нарушения на всех стадиях. От приёмки этого товара, от тех кто производит это имущество, до учета. Имущество, которое появилось благодаря борьбе с коррупцией, но его оборот порождает новую коррупцию", — говорит аудитор счетной палаты Максим Рохмистров.

Еще одна проблема. Счетная палата утверждает, что продается всего один процент конфискованного, все остальное идет под бульдозер. В Росимуществе и сами расстроены, но без бумаг продавать контрафакт не могут по закону. 

Масса имущества не имеет разрешительных документов и подтверждения соответствия требованиям технического регулирования. У многих товаров неизвестны ни производитель, ни страна производства. Соответственно, все имущество с такими характеристиками не может быть выпущено в оборот и должно быть уничтожено.

Но как именно происходит это самое уничтожение? Вот госконтракт на вывоз, хранение и уничтожение 22 тонн казеина – молочного белка, который используется в смесях для спортсменов. Эта сложная процедура, требующая грандиозных затрат, обошлась Росимуществу всего в один рубль. Мы доехали до фирмы, которая победила в аукционе щедрости, чтобы узнать, откуда такое великодушие? Но в офисе никого, а через задержавшихся на работе соседей директор передал отказ от комментариев.

Еще одна проблема — в сложности регистрации на аукцион, с которого и распродается имущество, считают эксперты. Тот же автомобиль Хорошавина ушел с молотка лишь с третьей попытки и в два раза дешевле своей реальной стоимости. Большинство россиян даже не представляют не только как можно поучаствовать в торгах, но и о том, что такие вообще существуют.

Ren.tv


Вернуться к списку новостей

Другие новости на эту тему: