«Рост НДС приведет к катастрофическим последствиям». К чему приведет повышение налога до 20%

10.07.2018

Госдума приняла в первом чтении законопроект, согласно которому с 2019 года ставка НДС увеличивается с 18 до 20%. Увеличение на 2% депутаты назвали «вкладом бизнеса в развитие страны и социальную поддержку населения». Тем не менее в РАНХиГС пришли к выводу, что увеличение налога повлечет падение всех ключевых экономических показателей, в том числе благосостояния граждан, чьи доходы вырастут лишь на 1%. Между тем, в правительстве ожидают роста инфляции выше заветных 4%. Согласно расчетам Минфина, повышение НДС даст бюджету дополнительные 620 млрд руб. в 2019 году, а в последующие годы еще больше. Стоит ли этот «выигрыш» экономических потерь?

 

Алексей Коренев, аналитик ГК «ФИНАМ»: Начнем с того, что нет уверенности, что повышение НДС способно принести в бюджет дополнительные 620 млрд руб., так как данная мера однозначно повлечет за собой снижение бизнес-активности в стране, а также увеличит число предприятий, скрывающих реальные уровни налогооблагаемой базы.

 

Даже с учетом того, что НДС относится к той категории налогов, сбор которых контролировать проще остальных, какая-то часть бизнеса неизбежно уйдет в тень. При этом количество и вес факторов, которые повлияют на экономику страны отрицательно, практически наверняка превысит ожидаемый эффект от повышения НДС, так как налог на добавленную стоимость неизбежно присутствует в стоимости абсолютно всех товаров и услуг, включая социально значимые категории товаров, на которые действует нулевая или десятипроцетная ставка НДС. Косвенно, опосредовано, через стоимость продукции и услуг предприятий-контрагентов, повышение НДС, пусть и в меньшей степени, но коснется и социально значимых товаров. Что негативно отразится на реальных располагаемых доходах населения, снижении трудовой активности и в конечном итоге – ухудшении большинства экономических показателей государства.

 

Почти наверняка иные варианты у правительства были, да и сейчас есть. Однако руководство вместо кардинальных реформ, которые способны привести к позитивным сдвигам в отдаленной перспективе и могут сопровождаться ростом социальной напряженности в обществе, предпочитает достаточно простые меры, связанные с изъятием у граждан и бизнеса страны части их доходов и перераспределением в социально значимые расходные статьи бюджета. Понятно, что подобные меры никак не способствуют расширению экономики, но они позволяют при необходимости «закрыть» те дыры в бюджете, провалы в которых могли бы привести к массовому недовольству граждан и социальным взрывам. А это именно то, чего правительство опасается в наибольшей степени.

 

Трудно сказать, когда государство сумеет адаптироваться к росту НДС и будет ли это вызвано перестройкой отечественного бизнеса. Вероятней всего, если мы через какое-то время увидим улучшение экономических показателей государства, то оно будет не «благодаря», а «вопреки» повышению ставки НДС. Может заметно вырасти цена на энергоносители и иные экспортируемые из страны ресурсы. Могут быть частично или полностью отменены санкции. И т.д. Эти факторы способны улучшить экономические показатели государства. Но НДС будет здесь совсем не при чем.

 

Дмитрий Лукашов, аналитик IFC Markets: По моим ощущениям, правительство особо не раскрывает причины повышения налога на добавленную стоимость и не заинтересовано давать какие-либо подробные объяснения своих действий. Отчасти, это справедливо, так как его задача – действовать, а не разговаривать попусту. Соответственно, сейчас прокомментировать рост НДС совсем не просто. Известно, что определенные цели экономической политики были заложены в новых майских указах президента. Помимо всего прочего, там содержится необходимость существенно повысить темпы роста ВВП. Это то, к чему должно стремиться правительство.

 

В мировой практике, повышение налогов не применяется в случае необходимости ускорения экономического роста. Таким образом, рост НДС в России ей противоречит. Пожалуй, это единственное, что сразу бросается в глаза. Однако, я думаю, что не стоит драматизировать ситуацию. Есть два пути развития событий. Во-первых, возможно, что российские министры экономического блока правительства придумали новое слово в мировой научной мысли. Тогда увеличение НДС не повредит экономике, и Россия продолжит быстрое и устойчивое развитие. Второй вариант – рост НДС приведет к катастрофическим последствиям и у президента появится основание отправить правительство в отставку.

 

Глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин предложил повысить цены отсечения в бюджетном правиле на 5 долларов, до 45 долларов за баррель и отложить рост НДС. Я считаю, что в текущем году можно было бы обойтись даже и без этого, и вообще оставить все как есть. Минфин ожидает профицита бюджета в 2018 – 2021 годах. Доходы будут превышать расходы как минимум еще 4 года подряд. Это еще один фактор затрудняющий объяснение желания правительства увеличить налоговое бремя россиян.

 

В настоящее время точно оценить негативное влияние роста НДС в нашей стране не представляется возможным. Однако необходимо отметить, что ставка данного налога в Белоруссии тоже равна 20%. Это не мешает ей развиваться. В Казахстане, наоборот, НДС самый низкий в ЕАЭС и равен 12%. Посмотрим, ускорится ли рост его экономики после повышения данного налога в России.

 

Дмитрий Журавлев, директор Института региональных проблем: С нашей точки зрения, потери будут значительно выше выигрышей. То, что это повышение НДС будет «вкладом бизнеса в развитие страны и социальную поддержку населения», – это миф и очень опасный миф. Бизнес вынужденно переложит новые затраты на плечи потребителей за счет повышения цен. В результате нас ждет повышение цен, причем не абстрактных (расчетных, средних), а конкретных в магазине. Такое изъятие денег из карманов людей приведет к падению платежеспособного спроса. А в рыночной экономике именно платежеспособный спрос является главным драйвером экономики. Падение платежеспособного спроса это удар по экономическому росту. Это верно везде, а у нас это верно вдвойне. Значительную часть производимых в России товаров экспортировать нельзя. (Исключением является лишь оружие, зерно и сырье.) А значит, уменьшение платежеспособного спроса российского населения для этих отраслей просто удавка на горле. В целом правительство выигрывает деньги сегодня, но ликвидирует потенциал развития экономики и социальной сферы на завтра. Воистину свинья под дубом: во имя сегодняшнего желудя подрываем дуб.

 

Но мне скажут, что деньги, сконцентрированные в бюджете, тоже не будут лежать мертвым грузом, они будут истрачены, а значит, это тоже платежеспособный спрос. Это так и не так. Даже в идеальных условиях потребности государства и людей разные. И государственный спрос формирует экономику обслуживающую государство, а не людей. Такая экономика у нас уже была – советская, когда все заводы работали с перевыполнением, а товаров не хватало, зато танков было в избытке. Но это идеальные условия, а у нас условия далеко не идеальные: коррупция и не всегда эффективные бюджетные расходы. В результате эффективность бюджетных расходов будет ниже, чем эффективность расходов частных лиц. То есть за те же деньги мы получим меньше товаров, а значит, меньше мы купим на рынке. Так что надеяться на замену частного спроса государственным как на решение проблемы не стоит.

 

Найти такую сумму конечно не просто. Но если повысить эффективность государственных расходов, например, перестать финансировать проекты, которые ничего кроме убытков не приносят, или запретить выписывать огромные премии в убыточных госкорпарациях, которые фактически выплачиваются за счет бюджета – и деньги найдутся.

 

Адаптируется экономика практически сразу. Куда она денется. А вот существенного роста, кроме сырья и оружия, ждать не стоит. Концентрируя средства на социальные нужды за счет людей, мы подрываем и экономику, и социальную сферу.

 

Александр Шустов, генеральный директор МФО «Мани Фанни»: В политической, а, следовательно, и экономической жизни страны взят курс на консервацию текущего состояния, на откладывание реформ. С точки зрения элит, такая политика позволит медленно и прогнозируемо развиваться, и с этим сложно поспорить, ведь ВВП все-таки растет на 1-1,5% в год. Другое дело, что экономика развивающейся страны, аналогичной нашей, особенно после череды кризисов, должна показывать рост на уровне не меньше 5-5,5% в год. Именно так растут развивающиеся рынки, они за последние 10 лет прибавили в объеме 55%. Довольно странно выглядят одновременный рост налоговой нагрузки и отчисления в резервные фонды, ведь те же самые деньги вместо резервов можно было бы направить на реализацию инфраструктурных проектов, на замещение выпадающих доходов от плохо собираемых налогов. Можно было бы предложить экономике даже либеральные варианты, такие как снижение налогов для малого и среднего бизнеса. С другой стороны, такой экономический курс был поддержан большинством избирателей на последних парламентских и президентских выборах, значит, в его легитимности сомневаться не приходится.

 

Череда кризисов — 1998, 2008, 2014 — позволяет сделать предположение о том, что следующий произойдет примерно в 2020-2021 году, и что он может внести серьезные поправки в прогнозы экономического роста, доходов бюджета, стабильности национальной валюты. Тогда же можно ожидать и пересмотра текущей фискальной политики и вообще взглядов на развитие экономики. Дело ведь еще и в том, что кроме финансовых санкций, на Россию наложены санкции технологические, не позволяющие нам импортировать многие из технологий, которые мы не можем воспроизвести самостоятельно. Это провоцируют технологическое отставание, которое через 3-4 года может стать необратимым, и тоже послужить катализатором кардинальных реформ. Без них добиться вхождения в топ-5 экономик Европы будет сложно.

 

Повышение НДС на 2 процентных пункта окажет, скорее всего, кумулятивный эффект на инфляцию и приведет к ее росту на 3-4 процентных пункта, и к равнозначному падению реальных доходов населения. Потребительский спрос в России, к сожалению, никак не может восстановиться, и, похоже, что рост налогов в очередной раз это отложит. На мой взгляд, социальную сферу следует развивать в первую очередь с точки зрения защиты стабильного потребительского спроса, а уже во вторую очередь — с точки зрения инвестиций в образование и другие гуманитарные направления.

 

Сергей Звенигородский, начальник отдела розничных продаж УК «СОЛИД Менеджмент»: Рост НДС, как налога, который взимается наиболее просто и в полном объеме, служит цели наложения налоговых обязательств на теневой сектор экономики. К сожалению, из-за него «белый» сектор платит почти вдвое больше по социальным сборам и почти на 20% по другим налогам и сборам. Такое давление сказывается на его развитии, как и на развитии теневой экономики. В то же время, официально работающий бизнес вынужден повышать свою эффективность в производительности труда и управленческих решениях. Он работает с низкой маржинальностью и еще 2% по НДС здоровья кадрам не прибавят. Судя по развитию ситуации, повышение налога не будет долгим и служит тактическому решению по увеличению сборов средств в бюджет. Через 2-3 года будет произведен откат по шкале, иначе негативные последствия принесут больше убытков экономике, чем перенаправление средств из бюджета.

 

Экономический эффект от увеличения социальных статей состоит в развитии внутреннего рынка, поскольку именно социально слабо защищенные слои населения составляют основную массу потребителей отечественной продукции. Увеличение оборотов экономики за счет роста потребления будет небольшим (до 2%), но вырастет, если будет проведен обратный перевод налогов. Конечно, можно найти и другие способы для наполнения бюджета, но борьба с теневым сектором ведется серьезно, а других возможностей на существующем политическом и экономическом поле сейчас не найти. Управленческие кадры в регионах, а также сверхразвитость госаппарата требуют своего решения, но изменить ситуацию быстро нельзя, только действие по пословице (семь раз отмерь, один – отрежь) позволит избежать еще больших затрат. Что касается уровня коррупции, то он не превышает среднеевропейский, а неэффективность бюджетных расходов – общая беда всех стран. Можно не «кормить» государство из-за коррупции, но и оно тогда не будет никого «кормить», а подвижки по изменениям в элитах позволяют смириться с ее существованием при их национальной ориентированности и трате средств внутри страны.

 

Адаптация к новому налогу будет заметна уже в начале 2020 года, но она не будет положительной, а ВВП снизится почти на 0,5% и во второй год введения, но снижение ставки при дальнейшем наступлении на теневую экономику позволит увеличить ВВП почти на 2% уже в течение первого года после отмены. При этом Россия сможет выйти из десятки крупнейших экономик мира по ППС и попасть в пятерку. К сожалению, только методом кнута и пряника можно заставить экономику ускориться и дать необходимый эффект на уровне страны.

 

Анна Бодрова, старший аналитик «Альпари»: Повышение НДС автоматически поднимет розничные цены на все без исключения товары и услуги. Правительство говорит, что социально значимых товаров инициатива не коснется, но это не совсем так: утрируя, можно говорить о том, что спички и другие социальные товары особенного веса в общей инфляции и не имеют.

Основной бенефициар этой идеи – бюджет. Все плюсы направлены только в эту сторону: собираемость налога высокая, пополнять казну будет несложно. Минусы, как водится, обращены в сторону производителей и потребителей, потому что продавцы, например, с легкостью перекладывают дополнительное финансовое бремя на плечи конечного покупателя.

 

Проблема тут в том, что доходы населения не растут уже пятый год, в то время как расходы планомерно увеличиваются. Это уводит и так не слишком благополучный уровень жизни россиян еще ниже.

 

Идея увеличения налога на добавленную стоимость давно витала в воздухе, но теперь становится реальностью. Рост НДС гарантированно повлияет на инфляцию, ускорив её рост, и снизит уровень благосостояния граждан. Почему НДС? Потому что налог хорошо собирается, и эффект от его повышения можно будет быстро увидеть.

 

Мы всегда говорим, что инфляция есть налог на бедных. Фактически рост НДС ухудшит уровень жизни россиян, чьи доходы не росли последние четыре года. К слову, ставку НДС в 20% пересмотрели на понижение в 2004 году. Спустя 14 лет страна возвращается к повышенному налоговому бремени на каждого из россиян.

 

Алексей Антонов, аналитик «Алор Брокер»: К сожалению, мы в очередной раз сталкиваемся с тем, что мега-задачи нашего правительства ставятся в приоритет, нанося урон естественным экономическим процессам. В прогнозируемой ситуации дополнительные доходы бюджета за счет роста НДС и повышения пенсионного возраста должны будут использоваться как раз для ускоренной индексации действующих и будущих пенсий населению – прогнозируется, что это будет 1 тыс. руб. в год с достижением порога по минимальной пенсии в 20 тыс. руб. Другая статья расходов будущих доходов бюджета – это пока сложно определимые горизонты, во всяком случае, пока в правительстве не могут точно определить, куда будут направлены эти деньги – в предварительной версии, направленной в Госдуму, основных направлений бюджетной налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019-21 годы нет точного ответа на этот вопрос, но указывается что на нацпроекты для исполнения майского указа Минфин будет выделять дополнительно по 1,1% ВВП в 2019-20 годах, и 1,2% ВВП в 2021 году. При этом, на что будет направляться средств больше – человеческий капитал или нацпроекты, тоже ранжирования нет.

 

Повышение НДС покажет зеркальный эффект на замедление экономики – поднимет инфляцию выше критичной отметки в 4% и одним годом, особенно в условиях политики санкций США и Запада, этот процесс не ограничится. Таким образом, в случае если действительно большая часть средств будет направляться на мегапроекты – автодорожные, инфраструктурные, а также проекты в области цифровой экономики, то неизбежно сокращение расходов на здравоохранение и образование. И это, кстати, соотносится с планами правительства по бюджетным расходам – в обозримые три года доля расходов по этим пунктам будет сокращена с 6,8 до 6,5% ВВП, траты на социальную политику, оборону и безопасность также сократится с 12,2 до 11,7% ВВП и с 4,8 до 4,6% ВВП.

 

Между тем, недостающие 620 млрд руб. – а по общим прогнозам именно НДС может дать допдоходов бюджету ежегодный прирост с 633,5 до 678 и 728 млрд руб. в 2020-21 годы – вряд ли получилось бы извлечь из других направлений экономики. Хорошую добавку, несомненно, обеспечит «нефтяной маневр», а также желание правительства сократить уровень налоговых льгот для бизнеса на уровне регионов, но трогать нефтяников в нашей стране дело проблемное и крупные представители этой отрасли так или иначе будут напирать на внутренние проблемы. А вот повышение НДС – наиболее верный и быстрый способ. Поэтому тут решение принималось осознанно и с пониманием, что за это придется расплачиваться и экономическим ростом и замедлением роста благосостояния граждан, что, собственно, и будет происходить.

 

В чистом виде в любом случае негативный эффект будут скрашивать, как и средства массовой информации, так и некоторые эпизодические успехи по точечному исполнению майских указов. Поэтому в чистом виде мы получим условно довольное общество при сохранении всех тех недостатков, которые в РФ существуют годами.

 

Что касается прогнозов по возобновлению роста экономики, то его стоит ждать не ранее, чем через 3-4 года. Во-первых, мы увидим первые плоды пенсионной реформы в действии и увидим, сможет ли экономика получить качественный эффект от роста доли работающих россиян, а также будет уже видно, получилось ли сделать технологический и цифровой скачок у российских предприятий, о чем так мечтает ЦСР Кудрина и президент. Если эффект будет спорным, то экономика в любом случае будет расти – слабо, но с опережением текущих значений.

 

Капитал страны

 

Вернуться к списку новостей