Минтранс отправил правительству «полуфабрикат» Целевой модели рынка жд грузоперевозок – «сырой» и спорный

23.03.2018

Дискуссии вокруг нового проекта не утихают: вопросов много, пожелание одно – чтобы не стало хуже, чем есть

 

Целевая модель рынка (ЦМР) грузовых железнодорожных перевозок внесена в Правительство, заявил заместитель министра транспорта РФ Алан Лушников на конференции «Барьеры и точки роста для транспортной отрасли России: железнодорожный сектор». Документ предлагает много нового: приоритеты для инвесторов в инфраструктуру, выделение «социально значимых грузов», выделение локомотивной составляющей в тарифе ОАО «РЖД» и т.д.

 

Некоторые из этих новшеств спровоцировали оживленную дискуссию среди участников рынка. Последние, кстати, крайне удивлены тем, что проект, вызывающий столько разногласий, все-таки направили в правительство. На эти возражения Алан Лушников парировал тем, что «несогласованные позиции, по которым нужно принимать волевое решение» все равно останутся, как бы долго не длились обсуждения. Кроме того, внесение ЦМР в правительство не означает ее «неприкосновенность» и неизменность, даже несмотря на то, что проект был согласован с Минэкономики. Просто обсуждение перенесли на площадку правительства.

 

Как отметил Алан Лушников, Целевая модель рынка включает основные направления развития железнодорожной отрасли до 2025 года. В ней описано, как должны взаимодействовать операторы, грузовладельцы и РЖД.

 

− При этом там нет ответа на ряд вопросов. Например, можем ли мы завтра запустить частную тягу или нет? О чем может договориться бизнес, который хочет запустить частную тягу с РЖД, которая не хочет? − задается вопросом заместитель министра транспорта РФ.

 

При этом Алан Лушников подчеркнул: Минтранс поддерживает операторов в том, что нужно двигаться в сторону конкуренции на рынке железнодорожных перевозок. Однако, перед этим следует провести моделирование на независимой площадке.

 

Каждый из участников рынка − операторы, грузовладельцы и РЖД − имеет свой взгляд на нововведения, которые должны быть в целевой модели. В РЖД, например, считают, что «последний вариант (LR. Целевой модели рынка) был фактически переработан заново и представляет собой модель реформирования отрасли в пользу частных компаний».

 

– ЦМР должна быть документом, где закреплены базовые основы взаимодействия всех участников рынка, а сегодня в этом документе явно просматривается крен в сторону регулирования и повышения прозрачности исключительно ОАО «РЖД», – пояснил директор по коммерческой деятельности ОАО «РЖД» Алексей Шило.

 

Директор по логистике грузоотправителя и оператора СУЭК Денис Илатовский считает, что новая модель нужна «только, если она что-то улучшит». Ведь отрасль живет без ЦМР уже три года и вполне успешно. По мнению эксперта, главная задача Целевой модели рынка – обеспечить стабильность и предсказуемость для грузоотправителей, операторов и РЖД. При этом «не стоит открывать ящик пандоры»: создание приоритетов на сети недопустимо, отметил эксперт. Речь идет о таких негативных факторах, как формирование эксклюзивных условий для конкретных компаний, искажение тарифов, сокращение локомотивной составляющей.

 

Рынку нужен простой документ, своего рода «конституция рынка», добавляет вице-президент НЛМК по логистике Сергей Лихарев. И главная ее задача – дать внятный ответ на вопрос: «рынок или не рынок?». Во внесенном на рассмотрение правительства документе «этот ответ еще менее ясный». Господин Лихарев также отмечает, что на рынке должна быть конкуренция, «а у нас с этим очень сложно».

 

– Модель сложилась: в тяге конкуренции нет, в вагонах есть, − подчеркнул эксперт.

 

Замгендиректора по стратегии и развитию ПГК Валерий Веремеев считает, что «решения должны быть взвешенными», так как ЦМР принимается на горизонт до 2025 года. И они ни в коем случае не должны ухудшать ситуацию на рынке оперирования.

 

Напомним, что обновленная Минтрансом в феврале ЦМР вызвала неоднозначную реакцию участников рынка. Один из опрошенных считает, что новая модель исключает возможность появления частных перевозчиков в течение периода ее действия. Другой отмечает, что моделирование охватывает всего лишь двухлетний период, вместо заявленного шестилетнего, до 2025 года. Третий всерьез обеспокоен появлением в ЦМР термина «старый парк», так как это может привести к увеличению тарифа за использование неинновационных вагонов.

 

Logirus

Другие статьи на эту тему: