Мы не можем отказываться от того, что таможенный орган, это не фискальный орган - Илья Трунин, заместитель министра финансов

11.02.2019

Из выступления на Гайдаровском форуме.

Модератор: Хотелось бы обсудить проверку исчисления правильности таможенной стоимости после выпуска – первая проблема. Вторая проблема – гарантии.

Илья Трунин, заместитель министра финансов – Контекст обсуждения был такой, что существует масса проблем в таможенном администрировании, и ситуация чуть ли не ухудшается. Я бы так говорить не стал, потому что, во-первых, действительно, таможенные органы контролируют большой объём платежей в бюджет, и мы никак от этого не избавимся, потому что 6 трлн. есть 6 трлн. Мы не можем отказываться от того, что таможенный орган, это не фискальный орган.  Таможенные органы являются фискальными органами. От них во многом зависят доходы бюджетной системы, и говорить о том, что это не главная роль таможни, по крайней мере сейчас, невозможно.

Второе, мы можем по-разному относиться к рейтингам. Действительно, они основаны на разных принципах. Даже, если мы посмотрим на Doing Business и посмотрим прирост позиции Российской Федерации за один год на 41 место, со 140 на 99, вообще, мне кажется, что это должно быть темой для обсуждения, потому что, я не знаю, кому-то удавалось продвинуться за такой короткий промежуток на такое большое количество позиций. Наверное, по налогам в России удавалось, но по налогам мы все признаём, что там есть успехи по администрированию. Поэтому здесь ситуация неоднозначная. Конечно, существует масса позиций у нас для того, чтобы продвигаться вперёд и по рейтингам и по оптимизации и всему остальному, но, в общем, здесь ситуация далеко не самая плохая. Даже, если взять сравнение с разными странами мира, тоже там ничего такого катастрофического не наблюдается. Поэтому, это первое, что я хотел отметить. Я бы хотел сказать, что заслуга таможенной службы и таможенных органов в таком прогрессе, безусловно, налицо.

Второе, что я бы хотел сказать, и почему об этом Владимир Иванович много говорил и Тимур Игоревич, то, что сейчас делается в таможенной службе, а именно, перестройка бизнес-процессов и внедрение современных технологий, бизнес-процессов, в том числе и перевод оформления на государственные площади, много-много всего, что делается, пересмотр подходов к управлению рисками, это создаёт базовую инфраструктуру для любых последующих изменений.

Создание центров электронного декларирования и электронных таможен впоследствии позволит использовать различные инструменты и упрощения таможенных процедур. Без того, чтобы их создать, всё остальное делать невозможно. Это тоже очень важно. Это возможно не принесёт какое-то серьёзное сокращение времени прохождения процедур, но это важный этап строительства, важный этап информатизации, цифровизации. Его надо пройти. К этому надо относиться  соответствующим образом. Это занимает время, но это очень важно, несмотря на то, что не даёт какой-то такой немедленный результат.

Третий вопрос, который много обсуждается, на который Галина Владимировна в своём докладе тоже обращала много внимания, это, что делать с этапом уплаты таможенных платежей, когда их уплачивать, когда контролировать процесс их исчисления, какова роль пост контроля, необходимо ли уплачивать эти платежи до выпуск, после и т.д. На мой взгляд, особенно с учётом всего того, что я сказал, это не та проблема, которую необходимо решать в первую очередь, потому что даже приведу один пример. Предположим, мы примем завтра два решения. Первое, да, таможенное оформление и выпуск товара, это одна процедура, а платежи надо уплачивать в определённые какие-то сроки. Это первое решение. А второе решение – взамен таможенные органы в течение года после выпуска товаров будут в любой момент приходить и контролировать как угодно, потому что нет никаких ни налоговых периодов, ничего, в отличие от налоговых органов, а контролировать плательщика этих пошлин. Я думаю, что бизнес первое, что скажет, что мне это не нужно, потому что мы общаемся с таможенным органом до этапа выпуска товаров. Как только товар выпущен, мы своё общение заканчиваем. И тот пост контроль, который существует, он направлен на другие цели. Он работает по-своему.

Полноценный таможенный контроль в течение года после выпуска со всеми контрольными мероприятиями, с обысками, с досмотрами и т.д., с приостановлением операций по счетам, такие процедуры будут, от них никуда не деться, они предусмотрены. Если мы говорим, что там такие же процедуры, как в налоговом контроле, то они должны быть и здесь, только без  ограничений, поскольку речь идёт о непрерывной деятельности предприятия, они будут уже без ограничений, свойственных для налогового законодательства. Поэтому здесь без внедрения современных процедур таможенного контроля, о чём это говорит, что что-то надо куда-то перенести, взамен усилить пост контроль, я бы тоже не стал, это достаточно рискованно.

Хотя с другой стороны по мере развития современных технологий администрирования может быть мы и сами придём, сами собой возникнут решения по какому-то упрощению процедур, как например, недавно само собой возникло решение в Росалкогольрегулировании. На протяжении долгих лет акцизные специальные марки выдавались под обеспечение. Это была двойная гарантия по сравнению с акцизной гарантией, которую брали налоговые органы, акциз под спирт. И никто никогда не отказывался. Мы говорили о том, что с точки зрения Росалкогольрегулирования это базовый инструмент и т.д. и т.п. Как только мы внедрили систему помарочного учёта, новую систему маркировки, и сами органы администрирования поняли, что, если где-то выявится нелегальная продукция, в любой момент можно будет её, условно говоря, отключить из легального оборота. Сам Росалкогольрегулирования пришёл и сказал, что давайте подумаем о том, что отказаться от второй гарантии. Она нам сейчас в действующих условиях, с тем лицензированием гос.контроля оно нам не нужно. И мы будем выходить в ближайшее время с такими изменениями. Поэтому главное, на чём надо сосредоточится в совершенствовании таможенного администрирования, это то, о чём мы говорили, частично об этом сказано в докладе, может быть, в несколько другом порядке. Это выполнение той комплексной программы, которая утверждена. Это очень важно.

Второе, к чему надо приступать,  мы, к сожалению это так до сих пор толком и не начали, это сопряжение процессов таможенного администрирования с процессами, через которые проходит участник ВЭД, взаимоотношение с каким-то другими контролирующими органами. Это очень важно, поэтому не зря Doing Business, мы все говорим, что это не только таможня. Это не зря не только таможня, потому что участнику ВЭД всё равно, за счёт чего оформляется долг на границе. За счёт неэффективного таможенного администрирования, пограничного контроля, ветеринарного или фитосанитарного.

И с учётом того, что из всех органов, которые сейчас стоят на границе и связаны с контролем ВЭД, а особенно после выполнения программы комплексного плана модернизации налоговых органов, я думаю, что это будет наиболее передовой орган, я думаю, что на базе таможенных органов можно строить всю эту систему единого окна в сопряжении всех процессов контроля рисков, которые позволят существенно сократить издержки, связанные с прохождением всех контрольных процедур, связанных с внешнеэкономической деятельностью.

Модератор: Спасибо большое. На самом деле речь идёт о том, что можно двигаться двумя путями. Например, сейчас менять процедуру на контроль после выпуска и на другие измерители уровня рискованности вместо зелёного. А можно сначала цифровизоваться, посмотреть, как это работает, и потом совершенствовать. Вот это развилка, которую сейчас вы подчёркивали? Нет?

Илья Трунин: Я просто хотел сказать, что нам не надо, на мой взгляд, возможно, есть другие точки зрения, но, на мой взгляд, не надо упираться в таможенные платежи. Это не главное, более того, если мы сейчас, переступив через себя, скажем, что это надо сделать и сделаем, будет хуже. Мне так кажется, судя по опыту, как это происходит и происходило в других отраслях. Но, что надо делать безусловно, это то, что уже делается, это цифровизация – создание электронных таможен, совершенствование бизнес-процессов, доведение документальной прослеживаемости единого механизма контроля налоговых и таможенных органов, это первое. А второе, приступать, это не только прерогатива Министерства финансов, видимо, просто придётся взять это на себя, чтобы объединять процедуры различного контроля, связанные с транспортной администрацией, приграничным контролем и т.д.

Мы с Тимуром Игоревичем начинали этот процесс год назад. У нас было поручение правительства. К сожалению, не сильно продвинулись, но я надеюсь, что мы этот процесс закончим. Может быть, это, кстати, поставить себе в качестве задачи на начинающийся год, потому что там, поскольку нет единого лидера, который мог бы на себя задачу изменения, как транспортного законодательства, так и прочего другого, это можно сделать и это позволит ещё дальше продвинуться вверх по всем рейтингам.

Другие статьи на эту тему: