О практике управления рисками - АНП «Содействие развитию ВЭД»

О практике управления рисками

05.06.2018

Выступление на секции «Безопасность предпринимательства» Европейского Делового Конгресса.

 

Уважаемые коллеги!

 

Я хочу использовать предоставленное мне время, для того, что бы поговорить о некоторых практических аспектах управления рисками.

 

Первый.

Как правило, в практике работы по прогнозированию рисков, делается заметный крен в область, которую можно условно назвать «область негативных ожиданий». Пессимистические сценарии преобладают. И психологически это оправдано. Давно известно: Si vis pacem, para bellum -хочешь мира, готовься к войне.

 

Такова сложившаяся практика. Но возникает вопрос – что делать, если принятый и заложенный в план сценарий изменения экономической и финансовой среды нашего обитания – не реализовался?

Это вопрос имеет прямое отношение к нашей теме.

 

Мне по роду деятельности надлежит контролировать состояние  стратегических активов крупнейшего в стране пенсионного фонда. Объем накоплений измеряется в долларах цифрой с десятью нулями. Стоимость наших активов, отнесенных к категории «стратегические» огромна. Собственность нашего фонда включает многопрофильный банк, предприятия нефте и газохимии. Здесь большие  риски и  велика ответственность.

 

При разработке программ развития, менджемент, принадлежащих  фонду предприятий   исходил из консенсус-оценки ведущих мировых агентств, прогнозировавших снижение цены на нефть.

Фактически реализовался  обратный сценарий – цена существенно повысилась.

 

Таким образом,  экономическая ситуация на предприятиях, находившихся в нашей собственности имела тренд противоположный от прогнозируемого. Готовились к снижению цены на выпускаемую продукцию – поскольку она тесно коррелирует с ценой на нефть - а получили не просто рост, а значительный рост. И в нашем случае пришлось работать в авральном режиме для  предотвращения иных, ранее не предполагавшихся рисков. Возникли проблемы с объявленными заимствованиями, поскольку финансовая деятельность была развернута по  совсем иному сценарию развития событий.

 

Существуют и обратные примеры. Об одном из них, нам, на секции ЕДК, рассказывал представитель итальянской компании  Eni.   После операции «Буря в пустыне» в Ираке - это 1991 год -  они готовились к росту цены на сырую нефть до $80 за баррель, а цена не выросла, а упала. 

 

Подобные  ситуации бывают не  часто, но они встречаются. Разворот тенденции – это наиболее явный пример смены знаков рисков, к которой мы должны быть постоянно готовы и иметь для этого программу действий.

 

Профессиональный управляющий рисками должен быть подобен  древнеримскому богу - двуликому Янусу голова, которого была обращена одновременно в противоположные стороны.

 

Второй аспект касается целевой функции всей работы по управлению рисками в компании.  

 

Иными словами, кому, какому уровню управления предназначаются результаты, для какого уровня управления работает "риск-менждемент" компании?

 

Это далеко не праздный вопрос.

 

Опять же пример из конкретной практики.

 

На одном из принадлежащих нам предприятий существует обособленное производство исходного нефте-газохимического сырья.

 

Показатели его работы – превосходны. Рост производства, прибыли, производительность растет, опережая рост заработной платы и т.д. Однако наш анализ показал, что на ряде ведущих переделов этого производства уровень использования производственных мощностей превышает 120%.

 

С позиций менеджеров и   этого производства, и компании в целом – все обстоит прекрасно. С нашей позиции, с позиции собственника, сложившаяся ситуация крайне рискованна. За счет чего можно обеспечить использование производственной мощности в газо-химическом производстве на таком запредельном уровне? Ведь мощность рассчитывается, как способность к максимальному выпуску продукции в идеальных условиях. Нам понятно – в этом переделе допускаются нарушения технологических режимов, увеличивается экстенсивное использование оборудования за счет уменьшения количества и времени  профилактики и ремонтов.

 

Мы фиксируем риск: происходит ускоренный износ нашего капитала. Наш капитал потенциально обесценивается. Существенно возрастает риск потери капитала вследствие повышения вероятности аварийного выхода оборудования из строя.

 

И здесь вскрывается  определенное противоречие, которое вытекает из противоположности позиций менеджера и собственника. Менеджер стремится получить максимально быстрый результат, подтверждающий его успешность, как управляющего. Собственник тоже требует результат, но его основная задача – сохранение и преумножение собственности.

 

Поэтому мое мнение таково – службы по анализу и управлению рисками должны находиться под контролем аппарата собственников – Советов директоров компании.

 

На мой взгляд, это очень принципиальное положение.

 

Третий аспект.

Часто встает вопрос, что нам делать с выявленными рисками? Ответ, кажется, прост – управлять. Однако в конкретной практике именно этот аспект работы представляется самым сложным.

Вам, здесь присутствующим, вряд ли самим приходится выявлять и рассчитывать риски. Однако подавляющее большинство из вас постоянно озабочено тем, как устранить тот или иной риск в области экономики, финансов или информации.

 

Управление – это всегда высокое искусство и у меня нет готовых технологических рецептов, как поступать во всех случаях. Каждый случай по-своему уникален, как уникальны условия,  в которых каждый из нас работает.

 

Однако есть одно наблюдение, которым я хотел бы с вами поделиться.

 

Очень плохо работают административные меры принуждения. Исполнители ищут пути обхода запретов и, как правило, их находят. Над формой запрета думает один начальник, а как его обойти думают все остальные. Силы здесь не равны.

 

Высший пилотаж управления,  это - формирование экономической среды, позволяющей побуждением, а не прямым административным нажимом  достичь нужного результата.

 

Сделать это сложно, но можно. Для примера приведу одну экономическую притчу, которая будет здесь вполне уместна.

 

История такова.  Король, владелец пролива, задумал взимать пошлину с проходящих по принадлежащему ему проливу судов.

 

Прямое решение – создать таможню.

 

Но возникает риск – коррупция таможенников.

 

Можно организовать контроль над таможней, но возникает риск роста управленческих расходов, не снимающий риска коррупции.

 

И возникает вопрос: что делать?

 

Король принимает управленческое решение. Он обязывает каждого капитана проходящего по проливу судна самостоятельно объявлять цену и объем груза. За собой король оставил право на выкуп груза по объявленной капитаном цене.

 

Этот прием называется «формирование объективного экономического противоречия для объекта управления». Вот это, на мой взгляд,  и называется высший уровень управления рисками.

 

Четвертый аспект. В практике мы ощущаем, что существует малоизученная группа рисков, которые я бы назвал рисками адекватности наших представлений о процессах, которыми мы хотим управлять.

 

В своей деятельности мы часто обращаемся к привлеченным специалистам, консультантам, пользуемся их рекомендациями. Но мы не знаем, а  часто и не задумываемся над тем, насколько адекватно привлекаемые специалисты понимают и оценивают те процессы, которые протекают на наших фирмах.  Как впрочем, и мы сами не всегда можем быть уверены в том, что полностью правильно понимаем существо этих процессов.

 

Я могу по этому поводу привести много примеров.

 

Так, в основе современных и общепринятых представлений о цене  - согласитесь, что именно в этой области находятся наши главные риски - лежит теория предельной полезности. Согласно этой теории каждое следующая порция какого-либо блага нам с вами менее полезна, чем предыдущая. Как это соотносится с практикой нашей работы, когда для строительства трубопровода нам необходимо конкретное количество труб – не больше и не меньше -  никто не знает. И почему первая труба в нашем трубопроводе,  если верить этой теории,  нам милее и полезнее, чем последняя?

Или, современные методы оценки эффекта от мероприятий, направленных на развитие производства, включая методики, одобренные UNIDO (United Nations Industrial Development Organization), не учитывают изменение структуры совокупных спроса и предложения в результате реализации этих мероприятий, что может привести к результатам, обратным от желаемых.

 

Ответа на такие и подобные им  вопросы в современных учебниках по экономике и управлению - нет.

 

Я попытался закрыть эти бреши,  написав книгу, которую назвал «Анти-Экономикс».

 

Я понимаю, что мало кто из вас прочитает эту книгу.

 

Но, как известно: «Предупрежден, значит вооружен».

 

Я  вас предупредил.

 

Спасибо за внимание.