О работе Евразийской экономической комиссии - Мукай Кадыркулов, министр Евразийской экономической комиссии

19.12.2018

Из выступления на XIII Ежегодной международной конференции «Евразийская экономическая интеграция»

Ведущий: Сегодня у нас в гостях находится министр Евразийской экономической комиссии Кадыркулов Мукай Асанович.

Добрый день, уважаемые участники сегодняшней конференции. В первую очередь поблагодарю за приглашение, за проявленный ваш интерес к нашему Евразийскому экономическому союзу  и непосредственно к Евразийской экономической комиссии.

Вкратце, я представляю Евразийскую экономическую комиссию. Как вы знаете, с 1 января 2015 года у нас заработал Евразийский экономический союз. До этого предшествовала обычная ступень эволюции, это зона свободной торговли, таможенный союз, Единое экономическое пространство и сейчас Евразийский экономический союз. В наше образование входит пять государств территории Евразийского континента. Это республика Армения, республика Беларусь, республика Казахстан, Кыргызская республика и Российская Федерация.

Действительно основные принципы в договоре об учреждении Экономического союза заложены четыре свободы. Это свобода перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. При этом при свободном перемещении товаров, конечно, есть переходные периоды, как мы знаем. Допустим, у нас есть переходный период по единому рынку нефти, нефтепродуктов, электроэнергии. В том году мы завершили единый рынок лекарственных средств и мед. препаратов. В этом отношении работа ведётся.

 В Евразийской экономической комиссии у нас равнопредставленность. От каждого государства по два министра. За каждым министром закреплён блок. В данном случае за мной закреплён таможенный блок. На сегодняшний день уже в Евразийской комиссии более 50 государств и международных организаций заключило гранд о сотрудничестве. Идёт работа. И более 30 государств заявили о желании подписать соглашение о зоне свободной торговли.

Первым соглашением о зоне свободной торговли является соглашение с Социалистической республикой Вьетнам, которое уже работает. Значительный рост товарооборота во взаимной торговле стран ЕАЭС. В Российской Федерации он больше всего достиг. При этом в соглашении, конечно, есть изъятия, но в течение 10 лет там изъятия до 90 % сократятся, т.е. обнуляться таможенные пошлины. При этом здесь страны Евразийского экономического союза уже у нас есть примеры, когда открываются совместные предприятия на территории Социалистической республики Вьетнам. Вот непосредственно Минский автомобильный завод налаживает совместное производство грузовиков на территории Вьетнама. Дальнейший рынок с территории Вьетнам, это сотрудничество со странами АСЕАН.

В мае было заключено соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с Китайской народной республикой. Там тоже работа ведётся. И я, как представитель таможенного блока, могу отметить, как Андрей Юрьевич до этого сказал, действительно, в таможне принято говорить: «Пусть лучше товар идёт через границу, чем солдат».

С 1 января 2018 года у нас заработал Таможенный кодекс. Я на всех площадках с гордостью говорю, что это первый международный документ, который разрабатывался с непосредственным участием не только представителей таможенных служб, Министерств экономики, финансов, и с представителями бизнес-сообществ пяти стран. Причём бизнес-сообществам пяти стран мы не точно констатировали, что мы делаем, а они непосредственно принимали участие в разработке таможенного кодекса, вносили свои предложения. И бизнес сам отмечает – до 70-80 предложений из тех, которые конструктивные, они наши отражение в таможенном кодексе.

К примеру, если по прежнему таможенному кодексу у нас был введён институт уполномоченных экономических операторов, и бизнес спрашивал – мы отвлекаем примерно 1 млн. евро обеспечения, а за это имеем всего четыре вида упрощения. Цена вопроса – стоит или не стоит. В этом кодексе мы уже сделали три типа уполномоченных экономических операторов. В зависимости от типов идут упрощения. Не поблажки, а упрощения. Они не носят индивидуальный характер, они определяются типами. Участник ВЭД соответствует этому типу – всё, ему предоставляются эти упрощения. Упрощения достигли порядка 17 типов упрощений, в отличие от тех четырёх. Допустим, бизнес отстоял, уже не надо обеспечения в виде финансового обеспечения. Разработали методику финансовой устойчивости. Этот инструмент за прошедший период, мы видим положительные эффекты от нашего принятого кодекса. При этом, я всегда говорю, не боги горшки обжигают, при этом мы увидели в дальнейшем в каком направлении нам развиваться.

В этом таможенном кодексе мы минимизировали ссылки на национальное законодательство. Всё больше унификация, потому что одна из норм в нашем договоре о Союзе евразийском, это единое таможенное регулирование. В настоящий момент только в двух странах приняты национальные акты по таможенному регулированию. Первые были в республике Казахстан и в Российской Федерации. А в остальных трёх странах ещё национальные акты не приняты. Вот уже год заканчивается. Но вы видите, нет критичности, потому что мы определили единые условия с момента ввоза до процедуры помещения товаров, условно говоря, до очистки товара, условия едины. Поэтому здесь нет критичности, потому что национальное законодательство больше регулирует части фискальной стороны. Поэтому мы думаем, мы получили хороший документ,  потом что здесь непосредственно был контакт с бизнесом. Без бизнеса, участники ВЭД, это, так сказать, работодатели для таможни. А таможенникам приходится иногда выбирать несовместимые вещи – и содействовать бизнесу, и бороться с контрабандой, и проводить фискальную часть. При соединении вроде этих трёх несовместимых вещей, мы видим, у нас получается.

При этом в таможенном кодексе мы заложили основной упор на электронику, на информационные технологии. Потому что это диктует жизнь. Если вспомнить первые таможенные кодексы после распада Союза на территории постсоветского пространства, когда шёл тотальный вывоз сырья, материалов, оборудования, первые таможенные кодексы были с позиции жёсткого контроля.

И вот смотрите, как таможенное законодательство у нас модернизируется в эти периоды после распада Советского Союза. Первый кодекс жёсткости, а вот сейчас действующий кодекс не то, что в Союзе, с учётом интереса разумного баланса государственных интересов и интересов бизнес-сообщества.

Мы на этом не собираемся останавливаться, потому что мы сейчас в реализацию норм таможенного кодекса разрабатываем решения по применению информационных технологий. Там заложены элементы единого окна. К примеру, у нас заложено, если участник ВЭД приезжает и до этого предоставляет предварительную информацию, мы эту предварительную информацию предоставляем другим государственным контролирующим органам, условно, транспортным, ветеринарам, санитарам, чтобы участник ВЭД не ходил по всем кабинетам с одной и той же бумажкой.

Также у нас в кодексе заложено, что участнику ВЭД не надо предоставлять этот пакет документов от контракта до счёта-фактуры, т.е. документы, на основании которых декларация заполнена уже не требуются, конечно же, если не будет системы управления рисками. Мы так понимаем, что в зоне риска у нас, как всегда, фирмы-однодневки и недобропорядочные участники внешнеэкономической деятельности. За этот период с лихих 90-х до текущего времени уже сформировалась та плеяда добросовестных участников внешнеэкономической деятельности, которые с нами разрабатывали таможенный кодекс.

При этом, как я уже говорил, у нас с Вьетнамом соглашение о зоне свободной торговли. Таможенные службы подписали соглашение об информационном взаимодействии. В настоящий момент на подходе подписание соглашения с Китайской народной республикой об информационном взаимодействии и взаимной торговле. Я думаю, это только первый шаг на упрощение бизнеса. Если бизнесу нечего бояться, нечего скрывать, таможне там нечего толком искать, читать между строк и искать, где зарыта та или иная собака. Это тоже для упрощения, для ускорения, поэтому только во взаимодействии с бизнесом мы можем соблюдать интересы, разумные балансы государства и бизнеса. Поэтому мы сейчас по итогам восьми месяцев предварительно определили планы по дальнейшему совершенствованию единого таможенного регулирования. Мы воссоздаём опять группу высокого уровня. Я всегда призываю на всех площадках бизнесу активнее подключаться, т.е. те, кто участвовал в разработке кодекса, они уже должны поделиться, потому что мы мониторим со стороны гос. контролирующих органов, а бизнес он видит со своей стороны, насколько это в реализации, потому что где-то, мы когда общались, они говорят – у вас прописано так, а реализация тяжеловато идёт. Иногда бывает, человек сидел 25 лет в зоне своей комфортности, и когда у него забирают любимую игрушку и говорят – покидаешь зону комфортности, есть субъективный человеческий фактор, но мы заложили все нормы на информационные технологии за исключением человеческого фактора.

В части уполномоченных экономических операторов хочу сказать, допустим, с коллегами из Китайской народной республики в ходе переговоров они предлагают, давайте пойдём на взаимное признание по уполномоченным экономическим операторам. У нас в кодексе это заложено. При этом мы уже в кодексе заложили не так, что пять таможенных служб должны признавать уполномоченного экономического оператора. Допустим, если российская сторона заключит с китайской таможенной службой соглашение о взаимном признании уполномоченного экономического оператора, они могут уже на первом этапе во взаимной торговле при перемещении товаров работать. Это не исключает.

Андрей Бельянинов: Мукай Асанович один из авторов таможенного союза. Первыми на эту амбразуру были брошены сотрудники таможенных служб. Не случайно поэтому он стал министром, который отвечает в нашем интеграционном объединении за таможенную службу. Вы чувствуете, как он любит своё дело. Он может говорить часами о своей работе.  Мукай Асанович, говорите, сколько хотите, но после вас ещё 15 человек.

Мукай Кадыркулов: Спасибо, Андрей Юрьевич. Ну вот, вкратце, что я хотела рассказать о работе Евразийской комиссии и о работе таможенного блока в этой Евразийской комиссии.   Мы не собираемся останавливаться на достигнутом, мы открыты к диалогу, мы открыты к дальнейшему совершенствованию в части таможенного регулирования и призываем всех к активному участию. У нас всегда на площадке при нашем таможенном блоке два департамента  - департамент таможенного законодательства и правоприменительной практики. Здесь Дмитрий Викторович присутствует, директор, и департамент таможенной инфраструктуры. При этих двух департаментах существуют консультативные комитеты, на которых мы обсуждаем, вначале определяем повестку, обсуждаем проблематику. Туда не только гос.органы обращаются, но и непосредственно бизнес-сообщество с какой-то проблематикой. И на  этой площадке тоже решается. Мы вырабатываем или рекомендации, или решения в зависимости  от компетенции. Поэтому я призываю к дальнейшему взаимному сотрудничеству.

Другие статьи на эту тему: