Основным принципом, по которому реализуется комплексная программа, является простота, удобство для бизнеса, эффективность и безопасность государства - Владимир Булавин, руководитель ФТС России

29.01.2019

Из выступления на Гайдаровском форуме

Сергей Синельников-Мурылев - ректор ВАВТ- модератор экспертной дискуссии «Таможенное администрирование в России: какими должны быть современные процедуры?»: Таможенное администрирование мы совершенствуем много лет. Задача это очень важная. Причём, она важная с точки зрения фискальной. Смотрите на цифры. Импортные пошлины в отличие от экспортных это всего 0,6 % ВВП. Что такое 0,6 % ВВП. Вообще-то это два процентных пункта НДС. НДС у нас собирается под 6 % ВВП. На каждый пункт ставки приходится 0,3. На 2 % повышение в этом году НДС, это примерно тоже самое, что сбор таможенных пошлин. Макроэкономически, конечно, важно, но не критично.

А почему же такая тема важная? Потому что само администрирование очень важно. Доказывать, что без включения России в международную торговлю, без участия в глобальных цепочках добавленной стоимости, что мы не сможем развиваться, не надо, это всем очевидно. Обмен технологиями, обмен товарами, без этого развития не может быть.

Таможенное администрирование один из ключевых инструментов, который может либо тормозить эти процессы, либо способствовать этим процессам. Особенно притом, что страны конкурируют между собой часто именно на уровне совершенствования таможенного администрирования. Поэтому мы сегодня здесь, поэтому мы обсуждаем эту тему и хотели бы посмотреть, какое будет таможенное администрирование в будущем, не сейчас, ни сию минуту. Если мы посмотрим, где мы сейчас находимся с точки зрения конкуренции, то мы видим, что на самом деле мы не в очень хорошем положении по индексу логистики и по DoingBusiness . Мы не выполнили по DoingBusiness ne цель, которую должна была достигнута к 2018 году, это 17-е место. Почему так получается? Одной из наших сегодняшних задач, это задача ответить на этот вопрос, почему так и что нам дальше делать, чтобы это отставание преодолеть.

Где мы находимся на карте мира.  Мы не с очень хорошими соседями рядом находимся по уровню развития. У нас есть, куда совершенствоваться. Это очевидно. Это некоторая данность, которая должна быть преодолена.

Что делает наша власть в этом смысле. Как видим, разных директивных материалов программных принято много. Перечислять, кто занимается этой сферой, мы всех их примерно знаем.

Мы подготовили доклад на сегодняшний форум. Он носит достаточно провокационный характер. В нём рассмотрены некоторые недостатки того, что мы сейчас имеем, и недостатки всех этих документов в определённой степени консервирующих существующие положения с небольшими изменениями. Мы пытаемся ответить на вопрос, а что можно было придумать более радикального, чтобы сломать эту ситуацию. Прежде, чем перейти к нашему докладу, я хотел бы задать вопросы Владимиру Ивановичу относительно того, каково ваше мнение до того, как мы будем рассказывать, что мы считаем с точки зрения науки государственного управления. А с вашей точки зрения, человека, который за это отвечает. Почему мы, во-первых, так низко, а во-вторых, что надо делать?

Владимир Булавин: Спасибо, уважаемый модератор. Прежде всего, хотел бы поблагодарить организаторов форума за то, что мы имеем возможность обсудить вопросы таможенного администрирования сегодня. Уместно будет сказать, что наш диалог с участниками внешнеэкономической деятельности, специалистами, экспертами, которые работают в области таможенного дела, становится регулярным, более конструктивным и более продуктивным. Считаю, что к нашей совместной работе следует отнести и новый таможенный кодекс Евразийского экономического союза и новый закон о таможенной регулировании в Российской Федерации, комплексная программа развития ФТС России до 2020 года.

Наверное, совсем не случайно основным принципом, по которому реализуется комплексная программа, является простота, удобство для бизнеса, эффективность и безопасность государства. Кроме того в ней есть отдельный раздел, который называется «10 шагов навстречу бизнесу». Следуя этому принципу, Федеральная таможенная служба Российской Федерации взяла устойчивый курс на цифровизацию, информатизацию и автоматизацию своей деятельности. Оцифрованы практически все таможенные процедуры и режимы. Поскольку Сергей Яковлевич задал вопрос, что происходит с рейтингами, как такового рейтинга, оценивающего таможенное администрирование, нет. Очевидно, речь идёт об исследовании, которое называется Doing Business, проводимом экспертами Всемирного банка. Мы действительно там находимся не очень высоко, и до прошлого года те замеры, которые выставляли эксперты Всемирного банка, несколько десятка часов, почему-то все считали, что это время, которое необходимо для прохождения таможенного администрирования.

Наконец-то в этом году по нашей настойчивой просьбе была сделана разведка этого времени, и должен сказать, нам по импорту ставят 66 часов. Из них на долю таможни, если так можно выразиться, приходится только четыре. По экспорту 66 часов, по импорту 72 часа и на долю таможни 8 часов. Поэтому вполне закономерно встаёт вопрос, где у нас резерв? Резервы наши заключаются в том, что нам надо развивать портовую инфраструктуру, нам надо развивать инфраструктуру пунктов пропуска, нам надо подумать о подъездных путях к портам, нам надо согласовать действие портовых администраций и организаций, которые занимаются погрузочно-разгрузочными работами, логистикой в портах. Мы в силу своего функционала и компетенций по данным направления работаем, но в моей оценке резерв у нас ещё есть. Поэтому я бы просто хотел привлечь внимание к тому обстоятельству, что связывать напрямую оценки Doing Business только с деятельностью таможни будет не очень пропорционально.

Теперь несколько слов также, если позволите, хочу сказать о том, что представляет из себя таможенное администрирование в настоящее время в Российской Федерации и как это выглядит в цифрах. И начну с того, что, о чём я уже сказал, все таможенные процедуры, режимы, у нас оцифрованы. Таможенная служба располагает достаточно разветвлённой сетью информационных телекоммуникационных систем. В нашем распоряжении находятся 67 баз данных, которые позволяют нам ежедневно обрабатывать от 12 до 15 тыс. электронных деклараций и обеспечить 100 % электронное декларирование.

Уровень автоматизации процессов в настоящее время можно охарактеризовать долей деклараций, которые мы в автоматическом режиме регистрируем и автоматически выпускаем. По итогам 2018 года в среднем по импорту мы регистрируем 36 % деклараций, по экспорту 83 % деклараций регистрируется в автоматическом режиме. Среднее время регистрации 33 минуты. По автовыпуску естественно для безрисковых поставок и для участников внешнеэкономической деятельности, которые относятся к низкому уровню риска, ситуация выглядит следующим образом. По импорту 27 %, по экспорту 46 %. В целом, если брать весь декларационный массив, то 39 % у нас регистрируется автоматически всех деклараций, 29 % для низкого уровня риска выпускается автоматически. Среднее время выпуска 5 минут.

В соответствии с нашей комплексной программой у нас есть в этом плане некие целевые ориентиры. В 2020 году мы планируем 99 % всех деклараций автоматически регистрировать и 80 % деклараций участников ВЭД низкого уровня риска автоматически выпускать. Кроме того, мы предполагаем, что на долю декларантов низкого уровня риска будет приходиться также 80 % от всех деклараций, и таким образом 64 % декларационного массива мы планируем выпускать автоматически. В настоящее время среднее время выпуска товарных партий по импорту составляет 1 час 29 минут для всего декларационного массива, по экспорту 40 минут.

На основе цифровых технологий реализована и наша система управления рисками, в котором применён рискоориентированный подход, который в свою очередь основан на категорировании участников внешнеэкономической деятельности.

За последние три года количество декларантов низкого уровня риска возросло в три раза и сейчас колеблется от 7800 участников до 8200, но самое главное, что на их долю приходится 60 % всего декларационного массива и 80 % всех платежей, которые мы перечисляем в федеральный бюджет.

Нам также с помощью цифровых технологий удалось существенным образом изменить наши взаимоотношения с федеральными органами исполнительной власти с точки зрения удалённого доступа к их информационным ресурсам.

В настоящее время мы автоматически имеем возможность получить доступ к информационным ресурсам 32 федеральных органов исполнительной власти. Работа по 18 направлениям в настоящее время находится в процессе.

Можно представить, что в этой системе ежедневно формируется 30 млн. сообщений. И среднее время сверки составляет не более одной минуты. Всё это позволило нам существенно уменьшить административную нагрузку на бизнес, и достаточно сказать, что если рассматривать такую затратную по времени меру по минимизации рисков, как досмотр, то в целом в 2018 году проводилось 1,6 % досмотра всего декларационного массива и 0,5 % подвергались досмотру товарные партии, которые перемещались декларантами низкого уровня риска.

Достигнутый уровень цифровизации позволил нам перейти к широкомасштабному реформированию таможенных органов.

Многие, сидящие в этом зале, знакомы с ситуацией, которая складывалась до 2018 года. У нас было 672 места таможенного оформления, которые в основном размещались на частных площадях. С 2018 года по 2020 год мы определили для себя три этапа проведения реформы. У нас будет всего 16 мест таможенного оформления, расположенных на государственных площадях. 8 электронных таможен, а также 8 центров электронного декларирования.

Электронные таможни по своему географическому расположению будут совпадать с федеральными округами, а также три морских центра электронного декларирования – Санкт-Петербург, Новороссийск, Владивосток. Центры электронного декларирования в Калининградской областной, Московской областной таможне, центры электронного декларирования Энергетической таможни, Акцизной таможни, а также центры электронного декларирования Московского авиаузла. Что мы достигаем этим. Ну, во-первых, мы уходим с частных площадей, по большому счёту разрываем физический контакт декларантов и наших выпускающих инспекторов. Считаем, что это приведёт к более объективному и независимому принятию решений со стороны наших должностных лиц. Мы более равномерно распределим нагрузку на выпускающих инспекторов, сделаем принятие ими решений более независимыми. Мы существенным образом уменьшаем коррупционные риски, и считаем, что, в конечном счёте, это повлияет также на скорость таможенного оформления и приведёт к уменьшению таможенных платежей в федеральный бюджет.

Встал вопрос, что дальше. В настоящее время мы активно работаем над созданием стратегии 2030 развития Федеральной таможенной службы. Я уже неоднократно говорил об этом. Мы приглашаем всех участников нынешнего собрания принять активное участие в подготовке проекта стратегии 2030.

Другие статьи на эту тему: