С чего начинается ВЭД?

03.07.2019

Ведущий: Здравствуйте, дорогие друзья, это Best of partners. И сегодня у нас в гостях Мякота Александр Игоревич. Александр Игоревич, добрый день. Спасибо, что нашли время. Александр Игоревич является директором Ассоциации "Содействия развития внешнеэкономической деятельности" и генеральным директором Корпоративного онлайн университета. Александр Игоревич, не будем оттягивать этот момент. У нас очень интересная тема, которая волнует всех наших зрителей, что такое ВЭД. Давайте буквально в трёх вопросах разберём эту тему. И хотелось бы начать с первого. В особенности это интересует всех бизнесменов, наверное, начинающих в большей степени. С чего начать внешнюю торговую деятельность.


Александр Мякота: Действительно, начинающих в большей степени, потому что, в принципе, те, кто там находится, они это себе прекрасно уже представляют. И у нас внешнеторговой деятельности уже лет 25 с тех пор, как открылись границы и вообще началась какая-то внешняя торговля.


В советские времена это были несколько выделенных операторов, ничего нельзя было продать просто так зарубеж и ничего нельзя было купить.


Ну, с чего начать. Начать надо с того, что у вас должна возникнуть идея, что у вас есть нечто, что нужно другим. Даже если вы что-то продаёте в другую страну, то вы что-то значит производите. Если вы что-то хотите продать в своей стране, то вы должны это вначале где-то купите, вы это не производите. Соответственно у нас получается экспорт и импорт, в зависимости от направления и перемещения.


У нас тут есть флипчарт. Я немножко позволю порисовать. Вот у нас есть некий бизнесмен. Давайте рассмотрим внешнеторговую сделку, как некий проект. Предположим, у него есть товар. Мы не будем вдаваться в подробности, что это за товар, потому что от этого зависят некие особенности. Тяжёлый, лёгкий, еда это или какая-то технологическая штука, или это материалы какие-то. У него есть мысль на этом заработать. Как поменять, скажем так, универсальный товар на деньги, на свой товар и наоборт. Для этого надо решить несклько задач. Во-первых, не факт, что у него один товар. Допустим, он производит кондитерские изделия. У него есть какие-то печеньки. Он дал попробовать китайскому другу, и тот сказал, что эти печеньки у них будут есть. У него родилась идея продавать их в Китай. Ну, предположим. Или наоборот, он поел вкусных макаронов в Италии, и понял, что этих макаронов у него в Калужской области нет. И решил эти макароны туда возить. Как-то так это происходит на самом деле. Не очень замысловато. Он выбирает товар. И сразу же с товаром, в принципе, надо понимать, куда его продавать. Выберается рынок сбыта. Вот эти вещи, они не в последовательности идут. Они как-то взаимообразно. Далее, мы обсуждали до съёмки, возможно, товар придётся адаптировать как-то. Назовём это адаптацией товара.


Ведущий: Это может быть упаковка, ингредиенты, всё, что потребуется?


Александр Мякота: Упаковка, брендирование, соответствие стандартам той страны. Всё, что угодно. В принципе, это зависит от рынка и от товара. В общем виде товар надо адаптировать. Может быть это что-то простое. Какие-то гранулы в мешках, то их, может, и не надо адаптировать. А может быть там надо поменять какой-нибудь ингредиент. Т.е. товар надо как-то видоизменить под требования рынка. Т.е. вот это такая взаимосвязанная штука. Дальше надо понять каким образом товар туда доставить, и сколько потеряется денег. И ещё нам для начала нужен партрёр. Нам нужно понять, кому и как это продавать. В зависимости от видов товаров есть разные способы реализации, какие-то товары надо только от дистрибьютеров продавать. Для каких-то товаров нужно в розницу заходить, и т.д. Какие-то товары чисто be-to-be,  их надо на производство пристраивать. И нам надо понять, назовём это логистикой в общем виде, т.е. расходы, связанные с доставкой. Вот, когда у нас вот это всё сложилось, мы поняли дельту к цене, которую наклалывает на нас доставка и таможенная очистка. Здесь у нас будет какая-то дельта в цене, которая связана с адаптацией. И если у нас цепочка посредников, тоже им надо какую-то маржу закладывать, чтобы они тоже заработали в этой цепочке. И, собственно говоря, далее идёт этап заключения контракта. Контракт может быть разный, например, рамочный контракт, т.е., скажем, мы с вами заключили контракт на два года на какую-то сумму. И говорим, всё, что мы будем поставлять в течение года на эту сумму, оно будет описываться в спецификации, которая является неотъемлемой частью. Вот это вот рамочный контракт. Или мы с вами заключили договор на поставку 2 850 болтиков, это будет разовый контракт. Тот, которому вы продаёте, он поймёт, что ему больше не надо никогда. А если надо будет, то заключите ещё один контракт. И после этого идёт доставка и плюс таможенная очистка. Причём таможенная очистка проводится, скажем так, в обеих странах, откуда вывозится и куда завоздится по законам тех стран, в которых осуществляется.


Ведущий: Это уже финальный этап, как я понимаю.


Алксандр Мякота: Да, финальный этап, это условно говоря, или закрытие контракта или реализация. Всё зависит от схемы продаж и от условия поставки. Кто-то говорит, довезите мне до дверей, и я размещу на своём складе. Кто-то говорит, я заберу на вашем складе, кто-то говорит, довезите до ближайшего порта, я там заберу. Это так называемые условия поставки, ИНКОТЕРМС называется. Сейчас у него версия 2010. Не за горами 2020 ИНКОТЕРМС. Его издаёт международная торговая палата. По сути ИНКОТЕРМС является такой интерпритацией существующих торговых терминов, чтобы люди друг друга правильно понимали однозначно, что такое заключение контракта. Да, это однозначная понимаемая договорённость. Когда мы начинаем говорить об условиях отгузки, маркировки, перегрузки, возникает такое большое количество и терминологий, и условий, которые надо отдельно оговаривать. Чтобы людям не мучиться на этом этапе, это давно уже пошло, с того момента, как торговля уже развилась, когда начали каравеллы по морям плавать, начались термины, вот эти торговые термины появились. ИНКОТЕРМС он их только интерпретирует. Хочешь их использувать, пишешь, согласно условиям ИНКОТЕРМС CFR Новороссийск. И всё, кто открывает ИНКОРТЕРМС, там целых две страницы про это CFR. Он как бы к контракту подключается. В целом всё это выглядит вот так. Надо понимать, что весь экспорт, граница, какой-то транзит у нас идёт, он заканчивается всегда импортом. Страна вывоза, страна ввоза, это какие-то границы, моря, по которым товар следует по процедуре таможенного транзита. Это значит, что его нельзя вскрывать, он в оплобированном каком-то хранилище находятся, документы описывают этот товар и находятся у перевозчика. Перевозчик отвечает за товар. А здесь соответственно этот товар проходит таможенную границу и становится товаром той страны, куда он ввозится. И наоборот, соответсвенно. В любом случае это схема вот такая. Мы можем быть импортёрами, либо экспортёрами. Почему, скажем так, мы держимся за Таможенный союз и вступили в ВТО. Есть идея упрощения торговли. Чтобы в принципе процессам торгового оборота не мешала вот эта вот история. Вот эти таможни, чтобы им не мешали. Но всё равно возникают вопросы контроля, в том числе внутри нашего Евразийского экономического союза, который в первую очередь являетя таможенным союзом.


Значит, вернёмся к началу. С чего начать идею. Для того, чтобы что-то кому-то продать, надо где-то построить вот этот проект у себя в голове, на бумаге нарисовать и ответить последовательно на все эти вопросы. Если у вас итоговая цифра, маржа какая-то, она вас устраивает, значит, можно в это ввязываться. Здесь важно понимать, сколько займёт адаптация. Предположим, вы купили какую-то упаковочную линию. Наняли какого-то там этнического китайца, который будет пробовать эти печеньки. С печенек мы начинали. И продали четыре контейнера и всё. А деньги сюда потратили. Поэтому насколько длинная эта будет история, зависит вложение сюда. Сейчас новые технологии перевозок какие-то возникают. Всякие поезда завозят в Китай. В РЖД есть проект транзитного поезда. Так или иначе логистика идёт по пути минимизации расходов торгующих сторон. В принципе по этому же пути идут затраты, связанные с таможенной очисткой.


Поэтому начать надо, чтобы в принципе себе это представить. Конечно, очень важно вот этот этап, связанный с очисткой, понимать. Сколько денег будет потрачено на таможенные пошлины, сколько денег будет потрачено на сертификацию и какие-то преграды, в той стране, в которую вы заходите.


Вот эти сертификаты могут потребовать адаптации. Т.е. для того, чтобы товар был сертифицирован, придётся неможко изменить производство. А может быть и не  надо. Может быть надо просто получить сертификат.


Ведущий: Любого предпринимателя всегда интересуют деньги. Сколько я заработаю. Как ему понять, выгодна или нет, торговая сделка, в которую он готов уже ввязаться.


Александр Мякота: Мы в первом вопросе об этом поговорили. Естественно, каким бы альтруистическим не был настрой, как бы человек не хотел изменить мир к лучшему, и каким бы ни был надёжным партнёр, который у него только есть, когда-нибудь эти деньги заканчиваются. Понятно, если сальдо будет всё время отрицательным, то со временем твой банковский счёт опустеет. Значит, ну, это как в одесском анекдоте, надо хотя бы с нулевым сальдо работать, как мужик яйца варил, и ему говорили на Привозе, как покупаешь и по такой же цене продаёшь. Я, говорит, с наваром и при деле. Здесь, конечно, можно и так подходить, в принципе хотелось, чтобы то, что продаёшь, было бы чуть-чуть дороже. Соответственно надо понимать, что цена у нас идёт от товара. Возьмём товар, допустим Цена 1. Здесь он реализуется по Цене 2. Цена 2 - Цена 1 должно быть больше нуля. А лучше составлять какой-то заранее запланированный процент. Положим Цена 1, прибыль, которую мы закладываем. Надо понимать, из чего складываетя Цена 2. Что такое добавляется в Цену 1, почему получается Цена 2. Понятно, что с точки зрения маркетинга Цена 2 она должна формироватья от рынка. Я могу рассказывать людям сколько угодно, какие проблемы у меня были по дороге. Если нет покупательской способности, они у меня товар не купят. По идее это решение должно приниматься до отправки товара, чтобы я это не понял, когда притащил, вернёмся к печенькам, их в Китай, а они стоят каких-то бешенных денег.


С другой стороны нельзя формировать Цену 2 исходя из примитивной идеи, я хочу заработать 10 % и больше мне не надо. Понятно, что надо понимать рыночную цену, надо понимать расходы, а там уже, сколько заработаешь. А дальше надо смотреть, где мы теряем деньги. Мы уже говорили об адаптации товара. Она может быть, а может её не быть. Мы говорили о канале распределения, говорили о таможенной очистке. О доставке, тоже денег стоит. О возможной сертификации. Может быть это какое-то юридическое обслуживание, связанное с заключением товаров. Эти могут быть какие-то командировки и т.д., что складывается, образует эту цену. Достаточно примитивная арифметика в общем-то. Если мы этот вопрос развиваем в каком-то промежутке времени, то всё будет сложнее. Предположим, расходы на юриста понесли один раз, заключив контракт, а потом 10 лет работаем по нему. Уже его доля становится всё меньше и меньше. Технологическую линию закупили, соответственно её доля уменьшается. Какой диапазон планирования есть у наших предпринималей, это вопрос сложный. Потому что у нас очень всё как-то меняется стемительно иногда.

Ведущий: На мой взгляд очень важный вопрос, какие существуют риски при осуществлении внешеэкономической деятельности, потому что о них мало кто говорит, но страху нужно посмотреть в глаза. Я так понимаю, это нужно делать заранее при подсчёте всех маршрутов.


Александр Мякота: Риски можно свести цинично к деньгам, если речь не идёт о каких-то фатальных историях. Мы их рассматривать не будет. В принципе, мы говорим, что у нас есть, условно говоря, товар какой-то, и товар этот мы собираемся менять на деньги. Какие могут быть здесь риски. Мы можем потерять товар частично или полностью. Мы можем не получить тех денег, которые нам нужны. Вот это основная история, связанная с рисками. Чем это заканчивается. Естественно, если мы потеряем товар, то мы не получим этих денег. Давайте, посмотрим, где, что может произойти. До этого попытаемся представить себе путь товара. Начинается путь товара со склада отправителя. Склад, какой-то ангар, там есть товар наш. Поскольку у нас в редких случаях складоотправители являются терминалами, для мультимодальных перевозок. Даже не для мультимодальной, для какой-то перевозки, существует машинка, которрая довезёт этот товар до таможенного терминала, где этот товар будет перегружен в взависимости от способа грузопеервозки либо в какую-то фуру, контейнер, этот контейнер может морем поплыть. В зависимости от способа доставки эта логистика выбирается. Давайе рассмотрим самое простое - автомобильную перевозку. Автомобильная перевозка, чем хороша, что она может обеспечить доставку door-to-door. Эту фуру похорошему можно и сюда пригнать, если это не сборный груз какой-то.


Так эта фура поехала. Приезжает она на границу. Что надо сделать, чтобы она прошла границу. Должна произойти таможенная очистка в режиме экспорта в той стране, откуда эта фура выезжает со всеми вытекающими вопросами. Т.е. здесь у нас таможенная очистка. Она не проходит формально, когда вы пересекаете пограничный столб, она как правило происходит где-то до. Фура едет уже с таможенной декларацией, со всякими перевозочными документами, которые её сопровождают. Дальше она путешествует где-то там по разным транзитным странам, где можно произойти с ней всё, что угодно. Фура эта пересекает границу, мы говорим сейчас об импорте, представим себе, что это импорт. Соответсвенно, предопложим, границу таможенного союза. Здесь у нас граница таможенного контроля, проверяется сохранность документов и предположим, эта фура едет куда-то на CВХ той таможни, куда она предназначена. А дальше уже с этого СВХ она попадает на склад получателя. Вот такой нелёгкий путь преодолевает наш товар по пути на прилавки какого-нибудь магазина, если мы говорим о рознице. Теперь давайте смотреть, какие риски есть чисто гипотетически. Можете вы порассуждать, Вадим. Что может произойти здесь?


Ведущий: Товар может быть не отгружен весь или повреждён при отрузке.


Александр Мякота: Повреждение при отрузке, пересортица и т.д. Что может произойти здесь?


Ведущий: Может не хватать документации какой-то.


Александр Мякота: В итоге во что это выливается? Опять-таки, что все риски сводятся к деньгам, что мы можем получить, простой здесь какой-то. К чему может привести потеря времени? Потеря времени может привести к порче товара, раз, к тому что ваш товар не попадёт в окно продаж. Привезёте вы валенки летом, будете делать распродажи, условно говоря. Товар, если сезонный, его нужно продавать в то время, когда его надо продавать. Мы можем превысить деньги. Это тоже определённый риск. Если товар у нас соответствующим образом не оформлен, его могут вообще конфисковать. Мы его можем полностью потерять. Кроме этого мы получим дополнительные какие-то штрафы. Что может произойти с товаром по пути? В принципе потеря времени, потеря товара. Разные истории.


Что может произойти здесь, то же самое что и здесь. По большому счёту правила таможни, они примерно одинаковые во всех таможнях. У таможни три основных задачи. Это, как наша таможня считает до сих пор, фискальная функция, сбор пошлин и налогов. Это соблюдение запретов и ограничений, чтобы сюда не завозили всякую гадость и не травили населения, так утрирую. И таможня по сути осуществляет такую функцию управления процессом таможенных каких-то историй. Она является неким условно единым окном. Туда подключаются все ведомства  со своими требования. А таможня на переднем рубеже выколачивает документы какие-то. Риски, они связаны с чем. Они связаны с нарушением времени, неукладыванием в сроки, и с тем, что что-то может произойти с вашим товаром, что вы будете нести какие-то дополнительные расходы в виде штрафов и т.д.


Почему могут возникнуть эти риски, связанные именно с таможенной очисткой и какие они бывают? Первый риск, допустим, возьмём импорт, вы привезли товар, который подлежит наличию каких-то разрешительных документов, ну, предположим, какую-то растительную продукцию. У вас нет соответствующего сертификата. Либо произведён досмотр и там нашли какую-то мушку, которую нельзя сюда завозить, потому что она съест весь урожай. Соответственно такой товар, он запрещён к ввозу, его можно только вывозить. Это самый фатальный риск, условно говоря.

Была такая история у меня на памяти, большая фура с персиками - РЭФ, стояла, наверное, месяц на CВХ. Бедный водитель, молдованин, он, наверное, персиками только питался. Он пытался героически спасти груз, допоследнего, пока у него бензин не закончился. В итоге, естественно летом все эти персики стухли. В это время две стороны контракта считали, чья это проблема, кто должен платить за вывоз. Такие вот бывают неприятные истории.

Бывают смешные истории. Нарушение интеллектуального права. Была у нас Олимпиада в 2014 году. Привезли в Новороссийск помидоры из Греции. Фирма называлась у мужика Олимпик. Греки же. Они Олимпиаду придумали. У него в качестве логотипа используются вот эти пять колец, которые являлись просто сокральным символом в это время. И до сих пор являются в принципе. И приехали помидоры, на которых написано Олимпик и вот эти пять колец. По интуалке вот эти помидоры олимпийские, никак нельзя их завозить. Пока решали, что с ними делать, помидоры пропали, естественно. Такая вот страшилка, как бывает совсем плохо. Как бывает обычно. Такие штуки они предусматриваются, это никто не ожидал, что на помидорах такое нарисуют из тех, кто их получал.

Обычно неожиданные расходы для неопытных товарищей - импортёров, они связаны с тем, что в контракте написана одна цена, которая записана в договоре, а наша таможня считает, что должна быть другая цена. Т.е. другая стоимость таможенная. Таможенная стоимость определяется на границе, и она является основой начисления налога. Таможня говорит, окей, предположим, что вы купили по этой цене, но поскольку вы не можете доказать это, предоставив экспортную декларацию отсюда, это как правильно невозможно сделать, потому что они электронные, то давайте так. Вы заплатите нам пошлину с той цены, с той таможенной стоимости, которую мы считаем правильной, и поедете дальше. Это называется корректировкой таможенной стоимости. Если вы в полную корректируетесь, вы кладёте деньги на депозит, и едете дальше, а потом пытаетесь её вернуть. Если вы окончательно корректируетесь, бог с ним, что я купил эти помидоры по доллару, пусть будет, как будто я их купил по два доллара, нате вам пошлину с двух долларов, я поехал. Выгодно ли это родине, это большой вопрос, о котором можно поговорить.

Мы сейчас говорим о рисках. Если рассчитывали на одну сумму, а заплатили другую, это для нас риск. Риски могут быть связаны с товарами, которые имеют сезонные корректировки. Пока ехал, цена поменялась, условно говоря. В основном эти риски связаны с транспортом, и они выливаются либо в нарушение режима поставки, порчу груза, либо в непопадание в окно времени, либо какие-то дополнительные расходы.

Здесь тоже самое. На границе с чем это связано, с дополнительными расходами и с риском конфискации товара. Ну, мы не берём совсем уж какие-то истории, когда пираты напали и разграбили, хотя они тоже на нашей памяти достаточно часто бывают. Были по крайней мере, если мы вспомним тоже Сомали. Или какие-то дикие годы, 2000-ные. По некоторым даже европейским странам было опасно ездить.

Поэтому, чем риски закрываются? Риски закрываются страхованием. Тут уж кто как решит. В любом случае надо понимать, что если вы страхуете груз, любая сумму по страховке тоже включается в таможенную стоимость. Также риски закрываются условиям поставки. О чём мы и говорим.

Вот это ИНКОТЕРМС, о которм мы говорили, там есть 4 группы. Группа Е. Там одит термин сейчас остался E(EXW) - это по сути доставка до склада. Вы на складе забираете - все риски на вас, на покупателе. Он даже не обязан вам грузить, он даже не обязан вам растаможить, но он может помочь вам, скажем так.

Есть группа  F, там три термина. Это отгрузка на складе, на терминале. Один теримин, условно говоря, для универсальной перевозки, два термина для морской перевозки.

Есть группа С. Там четыре термина. Вот самая популярная группа. F тоже достаточно популярна. Термие FOB, это свободно на борту для морской перевозки.

И для морской два термина СFR и СIF.  I буковка в СIF обозначает insurance - страховка. Это значит, что страховку купил отправитель и эта страховка должна покрывать 110 % стоимости товара. Если вы, допустим по СFR везёте и сами покупаете страховку, то вы должны включить её в таможенному стоимость и с этого вам начислятся налоги. Но самая приятная для покупателя, это группа  D - доставка до. Это значит, что все риски несёт отправитель.

Ещё одна история. Я сам из Новороссийска. Краснодарский края, это такая наша винодельческая провинция российская, где растёт основной объём винограда. Там его производят. Было время, когда у нас совершенное не производили бутылки для вина. Бутылки закупались из Испании и из Франции.


Ведущий: Бутылки для нас закупались?


Александр Мякота: Бутылки для вина закупались.


Ведущий: Ну, то есть обычное стекло?


Александр Мякота: Да. И у нас был клиент. Я тогда работал в Таможенном брокере. И у нас был клиент, который из Испании вёз бутылки. Бутылки он вёз на условиях СFR. Они должны были доставить до Новороссийска, и предполагалось, что доставка идёт морем. В это время море Чёрное шумело, бурлило. Судно попало в шторм, бутылка пришла потёртой. Картон обычный, он как наждачка действует на стекло. Если оно долго трётся, то стекло становится матовым. Т.е. она потеряла свой товарный вид. Если бы она была вся потёрта равномерно, а так она в отдельных местах потёрлась. Что наш опытный имортёр сделал. Он сказал, ребята, ну я же просил СFR, это же морская перевозка, значит упаковка должна обеспечивать безопасность товара при перевозке морем. Они потёрлись из-за того, что море штормило. Море штормит, это не форс-мажор. Будьте любезны мне либо возместить эту стоимость, а лучше поставьте мне ещё одну партию. Те бутылки он покрасил, сделал определённый флёр на них и так продал. А новые бутылки он использовал для того, что хотел.


Ведущий: Т.е. в рамках СFR ему поставили новые бутылки?


Александр Мякота: Он доказал, что не были выполнены условия.

Вторая печальная история ИНКОТЕРМС, это про наших экспортёров. Знаете, где город Вена находится? Находится на реке Дунай. В принципе с точки зрения транспортной компании, которая никогда туда не возила, центр Европы. Чем туда везти из Архангельска. Он решил - на машине. Но в контракте было написано СFR - Вена. Транспортная компания сказала, да они там не очень умные люди, скажем так, мягко, наверное, просто термин перепутали. Довезли до Вены до какого-то терминала, после чего ребята из Вены им сказали, подождите, вы не выполнили условия контракта. Мы же написали СFR. Те говорят, ну, какая вам разница. Вот, мы довезли, вот забирайте. Те говорят, нет, поставка СFR она возможна в одном месте, это в порту. И нам вот эти вот негабаритная фигня нужна только в порту. И оказалось, что везти по Вене негабаритную эту фигню дороже, чем они отвезли её до Вены из Архангельска. Ну, попала в данном случае транспортная компания, потому что они взялись за эту перевозку. К ворпосу о том, где риски эти возникают, казалось бы они могут возникнуть в принципе при любых ситуациях. Поэтому важно смотреть, что у вас написано в контракте и какие условия предъявляются. Какая упаковка, какая маркировка нужна.


Ещё одна история-страшилка. Экспорт высотехнологичной продукции вместе с программным обеспечением из арабских стран планировался. Они должны были контролировать уровень бензина в бензобаках. Всё отлично складывается, всё прекрасно. Одна проблема, те, кто коплектует машины этим оборудованием, сказали, будьте любезны нам такой вот сертификат соответствующий международный. Получение этого сертификата стоило 1 млн. долларов. Компания была вынуждена отказаться от сделки, потому что сам рынок, он не приносил этого дохода вообще. Им этот сертификат был не нужен.


Для эскорта ещё один элемент риска. Допустим это Россия, или ЕАЭС. Ну, пусть будет Россия, потому что экспортный контроль, про который я хочу рассказать, он существует в отдельной стране, отдельно. У нас нет общего экспортного контроля в рамках ЕАЭС. Это, кстати говоря, тоже есть риск для экспортёров, потому что если они вывозят в Казахстан товар, и таможня этот вопрос никак не контролирует, потому что это внутри Евразийского союза, но если этот товар военного значения, двойного применения, то экспортный контроль их настигнет. И потом они попадут под какое-то  правонарушение. У экспортёров есть препятстивие такое, как экспортный контроль. Если товар является товаром двойного применения...


Ведущий: А пример можно привести для зрителей, чтобы они поняли, что это означает.


Александр Мякота: Ну, простой пример товара двойного применения, это просто труба металлическая. Эта труба, по ней можно воду гонять, а может быть дуло для танка или направляющая для ракеты. Или подшипник. Любые подшипники, на них что можно? Он может крутить колёса машины, а может быть основой поворотного устройства для пулемёта. А может его разобрать и шарики использовать в качестве поражающих элементов. Существуют контрольные списки, по которым проверяется параметр изделий, по которым они являются товарами двойного назначения или не являются. Если это изделие двойного назначения, то вам надо доказать, что оно не является изделием двойного назначения или получить на него лицензию.


Ведущий: Это опять же любой предприниматель предварительно может со всем ознакомиться прежде чем готовить поставки подобного рода?


Александр Мякота: Да. Но есть такая контра. Называется она ФСТЭК - Федеральная служба технического экспортного контроля. Они в принципе оказывают услуги по определению, относится ли товар к двойному назначению, бесплатно. Но там регламент - месяц. Если вам вдруг приспичило завтра везти, а вы уже во ФСТЭК не можете обратиться, есть сейчас, появилось, особенно в свете наших взаимоотношений с Украиной, сейчас очень сильно это видно, это, так называемый, всеобъемлющий контроль. Он включает в себя и контроль надёжности вашего покупателя, чтобы он не был террористом, чтобы эта страна не способстовала террористам. И это в открытых источников вы не найдёте. Поэтому в этом случае лучше сразу обратиться во ФСТЭК.


Ведущий: И в финале я подготовил несколько коротких вопросов, предварительно посмотрев ваши видео. В одном из видео вы сказали, что у нас таможня определяет логистику. И на этом обрывается. Я не совсем понял, это хорошо или плохо? Или просто такая тенденция, которую надо придерживаться и не обращать внимание.


Александр Мякота: Во-первых, у этого есть дальше продолжение. Просто ролик разрезан, чтобы не быть очень большим. Мы в прошлом вопросе говорили о том, что есть такая штука, как корректировка таможенной стоимости. Поскольку таможенных органов в у нас в стране много, можно проехать через тот орган или другой, у них этот индекс таможенной стоимости может отличаться, как это ни странно. Поэтому таможня и определяет логистику. Например, гипотетический пример возьмём, чтобы никого не обидеть. Есть у нас два порта, один южный, другой северный. Вот в южном порту метизы, это шурупчики такие, идут по индексу таможенной стоимости 1,2 доллара за кг, это таможня считает, что столько они должны стоить, а в северном порту, они идут за 0,8 доллара за кг. Хотя теоритически логистика туда длинее. Куда везут эти шурупчики?


Ведущий: На север, даже если я буду рядом находится к южному.


Александр Мякота: Даже, если логистика туда дороже, то стоимость этих таможенных расходов она всё равно будет больше, в том месте, где будет выше индекс таможенной стоимости. Вот поэтому таможня и определяет логистику, что в общем-то неправильно. Но сейчас у нас новая стратегия таможенных органов, я надеюсь, что скоро эти индексы, они синхронизируются. Как нам обещают заместители руководителя Федеральной таможенной службы, контрольные показатели таможен не будут способствовать тому, что таможни будут заманивать к себе участников внешнеэкономической деятельности путём снижения этого индекса.


Ведущий: Даже гипотетически такие вещи могут нагрузку делать на некоторые районы с точки зрения логистики. Потому что, если здесь дорого, многие другие предприниматели могут идти в тот же самый северный порт, у него будет перенасыщено, а на южном будет...


Александр Мякота: Это вообще очень опасно для владельцев вот этих складов СBX, потому что склад, это большие капитальные затраты. И его нельзя перетаскивать за вот этими индексами.


Ведущий: Вы в одном из ваших видео сказали, что таможня, она в идеале должна содействовать международной торговле. Хотелось бы понять, российская таможня, у неё, как, вообщее получается в этом плане?


Александр Мякота: Получается. Если бы они совсем не содействовали, то ничего бы не ехало. Нет, получается, и я наблюдаю за таможенным администрированием с 2005 года. Могу сказать, что за эти 13 лет был пройден довольно большой путь в области упрощения таможенных процедур, их автоматизации и т.д. Сейчас в принципе, если будет на это какая-то политическая воля, то можно автоматизировать вообще всё. Если мы возьмём опять эту концепция, для тех, кому интересно, посмотрите на канале ФТС официальном выступление Булавина, оно где-то за октябрь того года. Он про эту концепцию рассказывает. Если мы возьмём те цифры, контрольные показатели, которые они себе поставили, уровень контрольных показателей на автовыпуске. Авторегистрация вообще 100 % деклараций. Что это вообще автовыпуск. Это значит, что декларация выпускается без головы инспектора.


Ведущий: Без человека?


Александр Мякота: Без человека, да. Проверяются какие-то контрольные точки, если они в каких-то рамках, то декларации выпускаются автоматически. Это убирает человеческий фактор, тут уже ни с кем не договориться. Вторая история, которую они хотят сделать, это всё оформление в Центры электронного декларирования, которых будет всего 16. Это идеальная история, когда декларация подаётся не в отдельный таможенный орган испектору Иванову, а просто куда-то в ФTC. Экстаз этот уже невозможен в принципе. Чисто на системном уровне невозможно. Но кроме этого таможня должна действительно содействовать. А что такое содействие? Это не тогда, когда таможенная служба говорит - у вас всё неправильно, идите исправляйте, не говорит где, не говорит, что. В принципе она должна быть friendly к участникам. Они сделали сейчас личный кабинет. Там порядка 30 функций, можно с ними ознакомиться.


Ведущий: У ФТС?


Александр Мякота: Да. Он не совсем сопрягается с госуслугами. У них отдельно на customs.ru есть кнопка, можно зарегистрироваться, посмотреть. Там есть довольно много возможностей. В том числе проверять сертификаты соответствия на подлинность. Есть к нему вопросы, к этому кабинету. Мы недавно проводили  Ассоциацией вместе с Российским союзом промышленников и предпринимателей исследование. Вопросы написаны, переданы в Минфин. Думаю, что ФТС о них тоже узнает. В основном это связано с usability, с удобствами какими-то, с тем, чтобы не вводить что-то повторно и т.д. - стабильно, не стабильно работает.


Есть концепция единого окна, которую мы никак не реализуем. Идея в том, чтобы не носить кучу бумажек в разные ведомства, если вы один раз их попросили, государство, если ты попросило у меня бумажку, не проси повторно, возьми в своём ведомстве. Это межведомственное взаимодействие оно частично уже реализуется. Поэтому, да. Она способствует, если бы она не способствовала, ничего бы вообще не ехало. Есть ещё куда развиваться. Т.е. область развития она ещё большая.


Ведущий: Последний вопрос не связанный уже с таможней. Он связан с full filment. В принципе мы говорили о большом пути, который надо пройти бизнесмену, и вот как раз агрегаторы, которые занимаются подобными схемами и предлагают тебе готовый склад, предлагают тебе хранение, транспортировку, приём денег за этот товар, отгрузку этого товара. Тебе перечислят деньги. Это полный комплекс услуг, и человеку, достаточно, предпринимателю, из дома принимать заказы, чтобы был интернет. В рамках таких сложных цепочек решение, и такое маленькое решение проблемы, и вообще хорошо ли это в рамках России? Если будет два-три агрегатора, которые будут предоставлять такого рода услуги, потому что они товар у тебя возьмут и отгрузят его.


Александр Мякота: Это хорошо и плохо. Хорошо это, потому что это хорошо и удобно тому, как вы описали, кто сидит на диване с компьютером. И в принципе почему сейчас озаботились уменьшением порога беспошлинной покупки, если вы индивидуально покупаете где-то. И как-то начали более жёстко администрировать почтовые отправления, потому что объём вот этой интернет-торговли настолько вырос, что он начал успешно конкурировать с розницей. Я сам знаю нескольких знакомых, которые у себя дома понаотркывали такие мини-бутики.


Ведущий: Они же там товар не видят.


Александр Мякота: Они... Этот решается вопрос. Мы не будем сейчас бизнес-схему рисовать. Но смысл в том, что это всё завозится беспошлинно, как личные вещи, потом продаётся, налоги за это не платятся. Как бы, да, нашему народу не слишком хорошо живётся, с точки зрения законов нашего государства, наверное, это неправильно. Это, скажем, не будем называть криминальная история, но история, с которой системно государство уже начало бороться. Вторая история, мы с вами описывали весь этот процесс, и мы должны понимать, что здесь при всём этом процессе существует большое количество, которое так или иначе на этом процессе, у них есть бизнес. Перевозчики. Есть так называемые экспедиторы, которые по сути обеспечивают администрирование процесса перевозки. Есть таможенные представители, которые занимаются заполнением таможенной декларации. Проверкой документов.


Ведущий: А если будет один? Он скажет, приходи, мы тебе всё сделаем, тебе ничего делать не надо.


Александр Мякота: Ну, смотрите, у вас возникли к нему претензии, он сказал, а ты пойди, поищи, где лучше, продавать бутылку воды в Сахаре. Любое уничтожение конкуренции, это плохо. Любое улушение сервиса, это хорошо. Должен быть какой-то баланс. Там где эта история начнёт уничтожать рынок, я думю, подключится ФАС и скажет, ребята, вы должны этим компаниям оставить хоть чего-то. Или возьмите к себе в цепочку. Конечно, идея, что я могу заказать всё, что угодно, она прекрасна. Мне это доставят не через месяц, а через неделю, не со склада где-нибудь в Гуанджоу, а со склада в Москве. Это прекрасно, но надо понимать, как происходит процесс. Ведь на каждую маленькую штучку, её надо вписать в таможенную декларацию. Если эту штучку доставлять отдельно, не в виде почтовое отправления, каким-то упрощённым способом, а через таможенное декларирование, то само декларирование будет стоить дороже. Это надо этим агрегаторам настолько автоматизировать процесс. Это можно.


Ведущий: Хотя бы внутри страны, если они это наладят, могут уже экспортом заниматься, хотя бы помогать.


Александр Мякота: Да, можно, если они договорились с поставщиками, если они определили... Кстати, мы не поговорили о кодировании товаров. Есть такая штука код товарной номенклатуры, на которые потом навешиваются все  запреты и ограничения и все тарифы таможенные. Если они автоматически все эти коды будут определять, заранее определив их по артикулу, это можно автоматизировать. Это будет уничтожать эти бизнесы маленькие. Поэтому кому-то это будет плохо, кому-то, кто является итоговым потребителем, это, наверное, будет хорошо. Когда этот итоговый потребитель поймёт, что у него всего один оператор, с которым он будет работать, ему тоже будет не хорошо, если у него возникнут претензии. Ну, это такая, наверное, история, рынок должен как-то это разрулировать, ну и ФАС тоже должен на это смотреть. Есть ещё одна тенденция, о которой мы с вам тоже говорили, с развитием 3D печати. Это передача не товара, а технологий по его воспроизводству. Здесь возникает  вопрос, здесь информация, если она передаётся не на носителе, она налогом не облагается. И возможно эта история таким виртуальным перемещением товаров...


Ведущий: Ты машину можешь переправить, условно говоря.


Александр Мякота: Наверное, пока это машину проще переправить, чем её напечатать. Я всё-таки думаю. Но, наверное, со временем они захотят брать деньги за получение информации. Пример, скажем, программные продукты фирмы Microsoft. Microsoft, чтобы не ругаться, чтобы зайти легально на наш рынок, вы можете купить лицензию в интернете, по сути взять, продаётся код активации, вы его скачиваете в системе Microsoft, активируете, а потом через пару месяцев вам зачем-то ещё диск приходит или просто бумажка с этим кодом, что это такое? Это как раз легализация передачи информационного продукта. В том виде, как существует у нас таможенное регулирование, если он на материальном носителе, с него пошлину можно взять по коду носителя. Едет на компакт-диске по коду компакт-диска, едет на бумаге, по коду бумаги. Бумага, по-моему, 10 % стоит. Это возможно приведёт к кому-то изменению, в том числе налогообложения таможенного. А может быть наоборот, все границы откроются, это будет всё проще. Мы же в ВТО вступили зачем-то. Сейчас, конечно, не самое такое время взаимноторговое, но вот по идее, что такое любая пошлина, это выравнивание стоимости товара ввозимого, со стоимостью товара на внутреннем рынке, чтобы совсем не убить своё производство. И пошлина убирается только для тех товаров, которые у нас в принципе нельзя произвести. И они нужны для нашего производства. Поэтому этот тариф, он так гибко регулируется постоянно. Так что этот  full filment идея, конечно, классаная, у неё есть много технологических проблем, но есть проблемы, связанные с конкуреницией на рынке. Как-то так.


Ведущий: Александр Игоревич, спасибо вам за уделённое время ещё раз. Мы надеемся, что вы придёте к нам ещё не раз. Для наших зрителей хотим сказать, что мы старались сделать для вас хороший контент. Верим, что это будет для вас очень полезно, в особенности для начинающих, для тех, кто по каким-то причинам боится заниматься ВЭД, что то, что вы сегодня увидели и услышали, будет для полезно, чем-то сможет вам помочь. С вами были Best of partners. До новых встреч.

 

Другие статьи на эту тему: