Третий союзник: что не так в отношениях Москвы и Минска

19.12.2018

Президент Белоруссии Александр Лукашенко прочно занял топ новостей. Сначала он публично поспорил с Путиным о ценах на газ для республики, потом рассказал журналистам, что извинился за это, затем забрал слова обратно. Снова встретился с российскими журналистами и объявил о том, что будет до конца защищать суверенитет Белоруссии. И вот появляется новость о том, что Лукашенко провел некое тайное совещание о независимости страны. На нем будто бы обсуждались меры, которые надо принять для сохранения суверенитета в условиях давления с российской стороны. Кирилл Бенедиктов — о том, с чем связаны опасения и претензии Лукашенко и почему он выражает их именно сейчас. 

Для начала договоримся о терминах. Официальное наименование страны, о которой пойдет речь в этой статье, – Республика Беларусь. Но в русском языке издавна используется форма "Белоруссия": так называлась страна, в которой я родился и провел свое детство, так пела белорусская группа "Песняры" ("Молодость моя – Белоруссия"), так говорили до недавнего времени почти все мои друзья и знакомые из Минска, Заславля, Гомеля и многих других городов этой прекрасной страны. И пусть не обижаются на меня белорусы за то, что я буду называть их Беларусь Белоруссией. По-русски именно так. А тех, кто все же обидится, могу спросить, называют ли они, например, Армению "Айастаном".

Отношения между нашими странами, образующими с 1999 г. Союзное государство, переживают не лучшие времена. Впрочем, не в первый раз.

"Источники из окружения Лукашенко" поведали оппозиционному изданию "Наша Нива", что президент Белоруссии провел закрытое совещание с участием высших чиновников страны, на котором было решено "до конца стоять за независимость". Некоторые люди из правительства якобы даже настаивали на том, что на действия России нужно отвечать жестче.

Эта "сенсация" была немедленно подхвачена и растиражирована как в России, так и в Белоруссии. Почти сразу же пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт опровергла эту информацию, заявив, что "с вопросом независимости в нашей стране определились давно, и он даже не обсуждается. Никаких совещаний на эту тему не было, это все плод чьей-то буйной фантазии". Уже несколько дней все гадают, правда это или фейк. Как будто это действительно так важно. 

А важно совсем другое: несмотря на две встречи президентов России и Белоруссии, прошедшие осенью этого года в Сочи, никакого прогресса в отношениях Москвы и Минска не наблюдается. И свидетельствуют об этом не какие-то тайные совещания, а вполне официальные заявления Лукашенко на большой пресс-конференции 14 декабря в Минске.

Следует отдать должное принимающей стороне: пресс-тур (уже четырнадцатый по счету), в котором участвовали 80 российских журналистов из 44 регионов РФ, был организован белорусами на традиционно высоком уровне. Что, кстати, не укрылось от зоркого взгляда все той же "Нашей Нивы", которая скаредно заметила: "расійскіх журналістаў падчас прэс-тура частавалі чорнай ікрой, якая каштуе 575 рублёў" (18 тысяч российских рублей). Сама атмосфера президентской пресс-конференции была теплой и радушной — Лукашенко с самого начала назвал журналистов "друзьями", с удовольствием общался с российской прессой. И тем не менее…

Шантажировать нас, пытаться наклонять, стать коленом на грудь бесполезно. Мы должны идти к интеграции во время единения наших народов. Не могу пойти на закулисные махинации, все должно быть честно и открыто.

 

Низких цен на газ мы не требуем, дайте нам 70 долларов, как в Смоленске. У нас все это в два-три раза дороже… Мы требуем, чтобы были исполнены наши договоренности, они пронизывают все наши соглашения и договоры, о равных условиях для субъектов хозяйствования.

 

Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России. Я всегда задаю вопрос: такие вещи во имя чего делаются? Вы подумали о последствиях? Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны… Нам говорят — компенсация за налоговый маневр будет, когда будет более глубокая интеграция. 

Это всего лишь три небольших фрагмента из пространных ответов Александра Григорьевича. Но фрагменты очень показательные. В них чувствуется обида на российских партнеров, опасения перед возможным "инкорпорированием" Белоруссии в состав России и, наконец, завуалированная угроза: будете давить — получите "последствия". На этом фоне опубликованное на следующий день после пресс-конференции заявление министра обороны республики Андрея Равкова о том, что "значительная часть населения не участвует в защите государства в военном отношении" и что пора менять законодательство, касающееся предоставления отсрочек от военной службы, прозвучало довольно зловеще: многие (особенно оппозиционные) эксперты решили, что власти "готовятся к возможному гибридному вторжению из России".

На самом деле о том, что количество отсрочек от службы в армии давно пора уменьшить, упоминал еще в октябре сам Александр Лукашенко, причем мотивировал это так: 

Вот я говорю: не дай Бог война, раздадим оружие… Чего ему оружие давать, он не умеет пользоваться.

Однако о том, с кем именно может быть эта война, президент не говорил, так что антироссийские интерпретации остаются полностью на совести "экспертов".

Всерьез обсуждать сценарий, при котором Россия будет воевать с Белоруссией, на мой взгляд, не просто нелепо, но и предельно вредно для обеих наших стран. Но именно поэтому определенные силы будут из кожи вон лезть, чтобы протолкнуть этот сюжет через пресловутое "окно Овертона", легитимировать его, внести в актуальную повестку. 

Истрепанная до дыр сентенция Александра III о том, что Россия имеет только двух союзников — армию и флот, в нынешней политической ситуации верна лишь отчасти. У России есть третий надежный союзник — Белоруссия. И это, с одной стороны, источник силы для обеих наших государств, а с другой — фактор, превращающий прочные союзнические отношения Москвы и Минска в мишень для недоброжелателей и врагов.

Союзное государство России и Белоруссии — самый серьезный интеграционный механизм, возникший на руинах бывшего СССР. Его основы были заложены в тот короткий период, когда левые, антилиберальные силы в России еще имели серьезное влияние на формирование внешней политики, по крайней мере в сфере "ближнего зарубежья". Существует даже апокриф (источником которого является блог дочери Б.Н. Ельцина Татьяны Дьяченко) о том, как бдительный Чубайс "спас" Россию от создания единого федеративного государства с единой таможней, валютой, гражданством и т.д. , президентом которого "с большой долей вероятности" стал бы Александр Лукашенко. Это, разумеется, легенда, но сама по себе двадцатилетняя история Союзного государства показывает, что из осколков рухнувшего советского колосса можно построить нечто новое и привлекательное. 

Если бы старик Бжезинский не заморочил атлантистскую элиту своей теорией о том, что "без Украины Россия никогда не будет империей", Запад уже давно бросил бы все силы на разрушение союза между Москвой и Минском. А так основные ресурсы были направлены на раскол между Россией и Украиной, а отношения с Белоруссией пытались испортить "по остаточному принципу".

Однако сегодня задача отторжения Украины и превращения ее в "анти-Россию" уже почти выполнена, можно переориентироваться на создание конфликта между Россией и Белоруссией. Именно поэтому все инструменты влияния (а их у Запада в Белоруссии немало, хотя, разумеется, несравнимо меньше, чем на Украине) — от таких организаций, как USAID до вполне конкретных политиков, занимающих не последние места в белорусской элите — сейчас будут задействованы для того, чтобы максимально углубить существующие разногласия между Москвой и Минском и превратить их в "обстоятельства непреодолимой силы".

Что еще хуже, аналогичные инструменты могут быть использованы нашими "партнерами" и в самой России. Сложно отделаться от ощущения, что антибелорусская направленность многих СМИ и телеграм-каналов обусловлена не личными убеждениями, а вполне конкретным заказом тех, для кого реальная интеграция наших стран "смерти подобна".

Чтобы не уподобляться узколобым патриотам, объясняющим все провалы и недостатки "происками Запада", стоит специально подчеркнуть: этими заказчиками в ряде случаев вполне могут быть представители крупного российского капитала, заинтересованного в том, чтобы прибрать к рукам лакомые куски белорусского народного хозяйства. Прежде всего это касается сырьевых монополий, но также и крупного ритейла, финансового сектора и т.д. "Слияние и поглощение" белорусских предприятий российскими олигархическими или госкорпоративными структурами прямо противоречит интересам Минска и принципам социального государства, которого старается придерживаться белорусское руководство.

С другой стороны, ситуация, при которой российские сырьевые корпорации поставляют белорусским партнерам топливо и ГСМ, которые затем оказываются на Украине и становятся "черной кровью" АТО, также выглядит неприемлемой. 

На этом фоне усиливаются разговоры о "развороте Лукашенко на Запад", о попытках его сближения с Германией и Францией, о "непубличных консультациях" в лондонских апарт-отелях, в которых, наряду с представителями белорусского правительства, якобы принимают участие Петр Порошенко и Валентин Наливайченко (бывший глава СБУ), Владимир Плахотнюк и Ринат Ахметов, Леонид Кучма и высокопоставленные чиновники Соединенного Королевства…

К счастью, и в Белоруссии, и в России есть здравые силы, которые отдают себе отчет, кто и для чего раздувает тлеющие угли противоречий между нашими странами. Можно только приветствовать состоявшееся после долгих консультаций с белорусской стороной назначение на должность посла России в РБ Михаила Бабича — умного и жесткого переговорщика. В недавнем интервью ТАСС Бабич совершенно справедливо заметил: чтобы наполнить договор о Союзном государстве новым содержанием, "необходимо избавиться от разного рода манипуляций общественным мнением. Ведь никто никого не поглощает, никто никого через колено не ломает". А нервозную реакцию Минска, где вновь увидели угрозу своему суверенитету в заявлениях российских политиков, Бабич объясняет "наличием груза накопившихся упреков и иногда эмоциональных оценок, которые звучат уже на протяжении двух десятков лет. Разбираться, кто кому больше отказал, кто какие инициативы вносил, а кто не хотел их принимать, наверное, сейчас неуместно и это не тема для разговора". 

Закрывать глаза на противоречия и разногласия между Москвой и Минском по вопросу интеграции в рамках Союзного государства, разумеется, нельзя. Но, говоря о реально существующих проблемах, не стоит упускать из виду главное: в ситуации, когда и Россия, и Белоруссия не могут похвастаться изобилием союзников, терять искренних, проверенных временем друзей в надежде обрести симпатии и покровительство новых, как минимум, глупо, а как максимум — непростительно.

 

Ruposters.ru

Другие статьи на эту тему: