Легальный импорт без согласия правообладателя - Сергей Маркелов, ООО "Верес"

12.03.2019

Из выступления на II Международной конференции "ВЭД, таможня, логистика в ЕАЭС" в Минске.

Уважаемые коллеги, вообще в целом я занимаюсь таможенным оформлением в Республике Армения. Но рассказать хочу про другое. Про то, как В Россию, именно в Россию, можно в некоторых случаях легально импортировать брендовый товар без согласия  представительства, а иногда и при прямом противодействие представительства.

ТРОИС -  реестр объектов интеллектуальной собственности. Принято считать, что если что-то есть там в реестре, то без письма из представительства ничего не сделаешь, никак без разрешения не импортируешь,  но это не так.

У меня есть положительный опыт, что можно через Федеральную антимонопольную службу признать действие представительства, выражающееся в отказе в выдаче согласия параллельному импортеру на ввоз оригинального товара, подчеркиваю речь об  оригинальном товаре.

Мы обратились в Федеральную антимонопольную службу с тем, что  мы хотим ввозить, разница в цене большая, московское  представительство  очень дорого продает этот товар. Разрешение на параллельный импорт не дает. Мы их просили и устно и письменно. Не дает.

Московское УФАС как-то вяло на это реагировала, ничего не хотела делать, но через ФАС России удалось добиться.    

Вот представление об устранении нарушения законодательства. Здесь   ФАС требует, чтобы компания  прекратила нарушать антимонопольное законодательство и разрешила конкретному ИП ввоз легально приобретенного у европейского дилера правообладателя легально произведённых  расходных материалов. И это работает.

Представительство выполнило это указание в отношении только одного конкретного предприятия. Все остальные, если вы сейчас начнете это делать, у вас  будет обычная процедура в ТРОИС, а я могу, не имея разрешения на этом конкретном ИП. И этот успех был повторён четыре раза.

Московское УФАС  игнорирует, не то чтобы отказывает, она просто игнорирует.

Вот соответственно разрешением на автозапчасти рено. Вот  такой документ ФАС России, не московская, дает. В ФАС России  удается добиться правды, в ФАС Москвы нет. Но у вас нет права обратиться сразу в ФАС России. Вы сначала должны обратиться в московскую. В данном случае аппетит приходит во время еды, поэтому и на импортера и не запасного импортёра получили на два ООО  такое разрешение.

Соответственно ФАС предупредила компанию рено, что не надо нарушать права, и соответственно сейчас автозапчасти рено могут ввозить те компании, которые с разрешения представительства, и плюс вот эти две, небольшие компании, но, тем не менее,  которые могут это делать.  По четырем  брендам это было сделано, и выполнили, решили втихаря  одному конкретному давать и все, и больше ничего не делать.

Каяба, такие есть экскаваторы и автозапчасти для этих экскаваторов  актуальны на рынке. Каяба пошла в суд, сказала, что не хочет,  ответчиком выступал в данном случае ФАС, они сочли, что ФАС незаконно им направил такое представление об прекращение нарушения антимонопольного  законодательства. Но арбитражный суд г. Москвы, изучив эту ситуацию, встал на сторону ФАС и сказал что ФАС справедливо счёл нарушением антимонопольного законодательства данную историю.  Вот запись: в удовлетворении KIB corporation, так Каяба называется официально, отказать.

Почему это нельзя сделать на все бренды, пройтись по всему просто реестру,  потому что в реальности,  когда это сделать можно? Это можно сделать, когда, первое, есть значительная разница в цене там и здесь, имеется в виду  там купить у какого-то официального представителя, дилера. И это требуется доказывать в ФАС.

Мы в Польше покупали автозапчасти под видеокамеру просто чтобы полностью доказать, что действительно это настоящее, все по-честному, это не подделка. И когда разница в цене,  допустим, 20 процентов то ФАС говорит, что-то не очень, 30 процентов тоже не очень. Когда разница в два раза, то, да, этого хватает. Где граница, не знаю. Практике вот такая.

Второе, что ФАС любит, на что ФАС обращает внимание, это  сколько компаний получили разрешение от представительства по обычной процедуре. Лучше всего, если вообще только одна компания.  Когда некоторые правообладатели только кому-то одному дают разрешение. Для ФАС сразу признак - это явное нарушение антимонопольного законодательства. Если таких компании несколько, то чем больше, тем в моем смысле хуже. Потому что если таких компаний 10, то не очень. ФАС говорит, ну вот конкуренция-то есть среди этих 10,  а вы хотите одиннадцатым стать,  но это уже немножко спорный момент. Где здесь граница непонятно. На практике, когда четыре у представительства официальных  компаний, то  удалось по этому пути пройти.  Есть письма ФТС, в которых написано, кому выдано,  если   целенаправленно сделано. Кроме того вы можете, наверное, можете проверить в базе, кто же фактически импортирует данный товар. У Шекспира в одном сонете есть такое выражение "Приличней  вам понять, чем мне ответить".  

Последняя история, которую через ФАС удается сделать, это когда на какую-то экзотику.   Случай с одной компанией, с которой какой-то есть товар, выпускаемый данным производителем, который он в Россию вообще не завозит, не продает здесь ни по какой цене, а за рубежом все-таки продаёт.  То тогда с точки зрения ФАС это аргумент, если здесь вообще никто из этих двух или десяти, тогда уже почти десять будет этих здесь представителей, если никто не продает, то, пожалуйста, можно.

Соответственно, видите, получается довольно большое ограничение, не все можно. Кое-что  можно через ФАС, но не всегда можно.

Есть второй путь, которым удалось пройти с хендай. С хендай не получилось   через ФАС, потому что у них есть и достаточное количество здесь, кому они выдают разрешения и при этом не получилось доказать большую разницу в цене при условии, что там закупать прям очень проверенном месте фактически в розницу там закупать, тогда не получается достаточной разницы в цене для того,  чтобы в ФАС доказать. Но получилось сделать неожиданный ход конем, когда  параллельный импортер, который  скромно себе импортировал автозапчасти, он обратился в суд с тем, чтобы досрочно прекратить в России охрану товарного знака хендай по некоторым позициям, и насколько я знаю, это первый такой был прецедент в российской практике, больше ни разу параллельный импортеры так не обращались. Однако, вопреки скепсису многих уважаемых людей в зеленых погонах и без них, потому что невозможно, кто такой этот скромный параллельный импортер и компания хендай. Немножко разный вес. Как можно у хендая забрать права на товарный знак, досрочно прекратить их  охрану. Но тем не менее у нас же в России все таки правовая ситуация в некоторой степени и охрана на товарный знак тоже осуществляется  в соответствии с некоторой процедурой, которую представительство хендай не соблюдало. И в результате этот суд удалось выиграть, и удалось досрочно прекратить охрану на товарный знак хендай и по некоторым конкретным, по узкому числу позиций,  которые как раз были нужны.

И это решение суда повлекло намного большие последствия, чем вообще можно было ожидать. Из Сеула прилетела целая комиссия в московское представительство изучать, а нет ли у них риска вообще в целом утратить права на товарный знак хендай в Российской Федерации и вообще и на сами автомобили, не на запчасти,  может быть завтра у них это отменят, и  кто-то будет клепать  сам на коленке машины и писать на них хендай и  это  будет законно. Целый ряд людей в представительстве  по шапке сильно получили, но в итоге, да, некоторым  конкретным компаниям представительство хендай сказало, все, пожалуйста, только не надо больше нас тут мучить в судах, пожалуйста,  вы можете работать.

И соответственно для того, чтобы так получилось,  нужно, чтобы   представительство допустило некоторые ошибки. Кому интересно, почитайте решение суда. И это не очень простая история, но тем ни менее, иногда работает и позволяет зарабатывать. По срокам получается так, что с ФАС эта история примерно где-то года на полтора, от старта до момента, когда можно импортировать на свою компанию, чтобы все получилось. Вот такая вот история, она в полтора года не укладывается.

Это собственно первый и единственный случай,  он там около двух лет длился.  Это имеет смысл делать в ситуации, когда идет как поток товара, когда с кем-то отношения с каким-то клиентам такие, что это в каком-то  смысле как вступление в брак. Что клиент завтра не пропадет, что он через два года будет,  имеет смысл затеваться и все эти хлопоты делать, чтобы через два года выйти на результат. Но тем не менее это работает.

Третий способ, пожалуйста , Крушовица.  В некоторых случаях можно в другое место бить, можно бить в сторону, что товарный знак правильно зарегистрирован, правильно охраняется, никак не удаётся найти ошибку, ничего там не получается разбить. Но само заявление в Федеральную таможенную службу бывает, что написано правообладателем вне соблюдения процедуры с нарушением установленных для этого процедур. И можно в эту точку бить, это не получается сделать надолго, потому   если добиться вот такого эффекта - исключение именно из таможенного реестра, то соответственно они могут начать заново всю процедуру и внестись по правильному туда. Но, тем ни менее, зарубежные товарищи многие ленивы, долго делают и не такие бодрые. Можно на год, а то и на полтора открыть окно. Но если первые два способа  открывают окно только заявителю, то вот этот вот способ откроет окно всем, потому что из реестра если исключено, то в данном случае получается, что и конкуренты тоже могут пользоваться. Но и так  тоже бывает.

И четвертый способ, как можно ввозить брендовые товары состоит в том, что у уважаемых белорусских коллег, а также у нас в Армении реестры свои, которые частично пересекаются с российским, а частично скрыты и не пересекаются, и другие. И поэтому некоторые, не все, брендовые товары можно легально ввозить с помощью уважаемого предыдущего докладчика, и некоторые, не все, другие брендовые товары можно ввозить через Ереван. Если есть какие-то вопросы, пожалуйста.

Вопрос: По поводу повторного включения хотела сказать в реестр. Это, конечно, способ исключать, заканчивать охрану прав, хотела дополнить просто. Если конкретные брендовый товар не ввозится компанией, у  которой зарегистрированы на него права, то в принципе это же возможно исключить из реестра. При этом повторное включение сейчас усложнено. Если раньше  это было просто, то сейчас нужно представить доказательства ввоза контрафактного или что на рынке находится контрафактный товар, и только после этого включаются в реестр. Соответственно этот в принципе инструмент, потому что исключение повторное включение для многих  невозможно.

Сергей Маркелов: Усложнилось и для нас и для них, но  как-то живем, как-то работаем.  

Вопрос: Хотелось бы заметить,  Автологистики это не совсем маленький импортёр, а крупнейший поставщик автозапчастей, начнем с этого, а не какой-то маленький неизвестный непонятный товарищ. Но мы же здесь сталкиваемся совсем с другой историей. Для чистоты картины мы должны рассказать, что эту организацию неоднократно привлекали за использование недостоверных сведений при декларировании  товара и предоставления недействительного сертификата соответствия.

Сергей Маргелов: Давайте не будем спорить, у кого чище какие компании, давайте без этого обойдемся.  

Вопрос: Никто ни с кем не спорит. Я хочу довести до вас мысль. Они получили условно согласие даймлера на использование их товарного знака, а сертификат соответствия они как  получат, кто их на производство пустит?  Господин Сосов же пытался обратится в суд  ЕАЭС. На последнем этапе он отказался от этой идеи, что сертификат соответствия мы можем использовать без согласия лица, получившего этот сертификат. Почему же мы не раскрываем картину полностью? Да, вы получите, пожалуйста, вам Bosh даст согласие. Но потом же этот Bosh обратиться в соответствующий функциональный отдел таможни и спросит, а как они получили сертификат соответственно на наш товар, не выезжая на наше производство. Кто им это дал? Поэтому это все, тем более это же предупреждение ФАС основывается не на законе, это совсем недавно практика. Ей всего два года. Правительство не утвердило постановление о параллельном импорте товаров. И на это есть свои экономически обоснованные требования. Когда развивается бренд и туда вкладывается миллиарды рублей на его продвижении, их хотя бы надо отбить в среднесрочной перспективе. Понятно, что это можно собрать все эти автозапчасти в Дубае, как это и делается, и привезти сборником в Москву, а потом спиливать эти товарные знаки, заклеивать. Ну а дальше то, что делать, где сертификаты соответствия брать?

 Сергей Маркелов: Смотрите, мы сейчас говорим не про сертификаты соответствия.

Вопрос: Давайте рассматривать картину вы сказали, что мы можем получить согласие, мы его получили, объясните мне, пожалуйста, как я должен получить легальный сертификат соответствия на ввозимый товар, маркированный товарным знаком, которым он маркирован, без выезда эксперта на производство?  

Александр Мякота: По схеме сертификации на контракт, например. 

Сергей Маркелов: Про сертификаты давайте, отмечу также, как я уже  тут  вам сказал, что приличнее вам понять, чем мне ответить. Про сертификаты здесь же все сидят профессионалы и про сертификацию  это сложной истории, но у сертификации есть некоторые тонкости.

Вопрос: Коллеги, в данный момент мы обсуждаем не предложение Сергея.  Человек делится методикой. Многие вещи были нам известны. Ренат абсолютно аргументировано обсуждает методику, к вопросу о чистоте. Мы понимаем, что можно сделать так, но мы все понимаем соответствующие риски.  Лично мне крайне было интересно посмотреть .

Марина Лякишева: Хорошо, что поднял этот вопрос Ренат, потому что если вы вспомните историю десятилетней, даже чуть побольше давности, когда руководитель Автологистики начинал борьбу один по всей стране с запретом параллельного импорта, и собственно сломал эту практику. Если сейчас мы будем поднимать, будем так говорить, правообладатели поднимут на флаг вопрос о сертификации, то через некоторое время придем к тому, что с таможенных органов  снимут вопрос сертификации. Я в этом абсолютно убеждена, потому что это не должно ограничивать ввоз оригинальных товаров.

Александр Мякота: Есть же разные схемы сертификации. Не обязательно делать на производителя. Можно делать на товарную партию, и тогда их оценивают здесь, в России. Никаких проблем нет.

Сергей Маркелов: Много было разных не успешных попыток  преодолеть эту ситуацию. Я поделился здесь, мне 15 минут выделил уважаемый Александр, и я поделился примерами успешных. Не успешных попыток через самые разные органы было много и, да, как вы верно говорите, часть из них привела к потере денег.  

Александр Мякота: Мы не можем построить каждый раз полную картину. Нам приходится делить на части и изучать  какую-то часть.

Вопрос: Я опять таки по технике вопроса ещё хотела вернуться. То, что у нас первый способ мы обсуждали. Вы нам сказали, поделились, что сколько компаний получили такие разрешение от правообладателей. Ну, допустим, пиратскую базу мы взяли, из нее посмотрели сколько раз проехали приблизительно, в суд принесли.

 Сергей Маркелов: В  первый раз слышу про какие-то пиратские базы, не понятно о чем вы говорите.

Вопрос: Но как вы технически...Вы запрашивали через суд? И каким образом суд был  удовлетворен представленным доказательством, что  только столько-то компаний получали эти разрешения.

 Сергей Маркелов: Давайте мы встанем с вами вот сзади той видеокамера, я вам отвечу на этот вопрос.

Другие статьи на эту тему: